Кулькин, Анатолий Михайлович

00:52
ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

V. ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ
В ФОРМИРУЮЩЕМСЯ ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ

Экономическое, техническое, военное, а также и политическое лидерство в современном мире определяется не природными условиями, размером территории и численностью населения, а прежде всего успехами, достигнутыми в области науки, и хорошо поставленной системой подготовки высококвалифицированных научных и инженерных кадров. Как уже неоднократно отмечалось в предыдущих разделах, мощный научно-технический потенциал и эффективная система образования – это важнейшие условия строительства ИО.

К сожалению, путь России к глобальному информационному обществу перекрыт по двум причинам. Россия не располагает, во-первых, системой государственной поддержки научно-технической деятельности, во-вторых, национальной инновационной системой. Без решения этих двух фундаментальных задач Россия не сможет приступить к формированию информационного общества, а точнее, на этом пути ее ждут большие трудности, поскольку информатизация – процесс объективный, она уже «втянута» в начальный этап этого процесса. При сохранении вышеназванных причин этот путь будет продолжительным и мучительным. Тогда как успешное решение двух поставленных фундаментальных задач обеспечит России, при наличии политической воли, плавный переход к информационному обществу.

Именно опора на науку как на важнейшее звено системы производительных сил в сочетании с обеспечением благоприятного инвестиционного климата в наукоемких областях экономики обеспечили США не только положение наиболее мощной экономической державы мира, но и лидирующую роль в создании, апробации и внедрении как технических, так и научно-организационных новшеств. Эта страна удерживает мировое экономическое лидерство уже почти сто лет. Причем это лидерство устойчиво наращивалось в течение всего XX столетия. Поэтому нам очень важно рассмотреть становление и развитие системы инновационного развития на конкретном примере США.

1. Модели и стадии инновационного процесса

Необходимый этап изучения инноваций – это классификация последовательных стадий процесса разработки новшества, иерархии видов деятельности, начинающейся с производства научных знаний и заканчивающейся созданием новых продуктов и технологических процессов. Многочисленные попытки четко выделить отдельные фазы инновационного процесса и дать им строгие определения обычно приводят к ожесточенным спорам о месте и роли тех или иных факторов и видов деятельности в этом процессе. Споры подобного рода, как правило, малопродуктивны. Поэтому в нашем анализе целесообразно ограничиться основными инновационными моделями.

Первая инновационная модель (ИМ) предполагает три последовательные стадии: науку, изобретение и разработку. При этом наука направлена на постижение сути явлений, а следующие две стадии, объединяемые названием «технология», ориентированы на использование. Разработка отличается от изобретения в основном масштабом деятельности: ее цель – превратить полученные в результате изобретения лабораторные модели в полномасштабное коммерческое производство (7, с. 103).

Вторая ИМ состоит из четырех стадий: фундаментальные исследования, изобретательская деятельность, разработка и собственно инновация (7, с. 104).

Третья ИМ предусматривает только процесс коммерческой разработки новшества, этап фундаментальных исследований отбрасывается, и включает в себя пять стадий: прикладные исследования; подготовка спецификации нового продукта; создание прототипа нового продукта, разработка оснастки, подготовка производственного оборудования и помещений; начало производства и «запуск» нового продукта на рынок (8, с. 54).

Четвертая ИМ предусматривает две основные фазы инновационного процесса: первая – это само изобретение, а вторая – длительные, дорогостоящие и связанные с большим риском усилия, необходимые для превращения этого изобретения в коммерчески жизнеспособный продукт или процесс. Внутри этих фаз выделяются шесть стадий инновации, из которых две относятся к фазе изобретения: возникновение идеи и демонстрация ее осуществимости, а четыре – к фазе разработки: разработка продукта, создание пробного производства, полукоммерческое производство и полномасштабное производство (9, с. 12).

Пятая ИМ состоит из девяти стадий: научное изучение новой идеи; анализ, оценка и исследовательские эксперименты; формулирование концепции нового товара или продукта, изучение и оценка осуществимости предложенной идеи; начало инженерно-технической работы над новшеством, лабораторная разработка и конструирование; разработка и конструирование деталей прототипа и необходимого оборудования; пробные испытания; техническая подготовка выпуска нового продукта или «запуска» нового технологического процесса; запуск нового производства (10, с. 77).

Возможны и более подробные членения инновационных процессов на стадии. Однако такие подробные классификации приближаются к производственным планам разработки новшества; они могут быть полезны для конкретных инновационных исследований. В реальном процессе нет четких границ между стадиями, различные виды деятельности пересекаются и сосуществуют одновременно. Так, научные исследования ведутся почти до самого окончания процесса, но на начальных стадиях они играют главную роль и проводятся в широком масштабе, а потом выполняют вспомогательные функции по отношению к основному виду деятельности (конструированию прототипа, налаживанию пробного производства и т.п.)

Сколько времени занимает в среднем осуществление инноваций? Интервал между возникновением инновационной идеи (совершением научного открытия или изобретения, послужившего основой для инновации) и концом стадии коммерческой разработки (выходом нового продукта или процесса на рынок), как правило, разбивается на две части; это момент, когда доказана техническая осуществимость идеи и начало стадии коммерческой разработки новшества (продолжительность собственно коммерческой разработки).

Временным параметрам осуществления (реализации) инноваций посвящены многочисленные исследования, которые содержат самые разнообразные цифровые данные. Относиться к ним следует обдуманно: они получены при изучении небольших инновационных выборок и сильно зависят от их количества и типа. Собранные данные весьма разрознены и неполны, и на их основе можно сделать лишь очень осторожные выводы: Во-первых, временной интервал между изобретением крупного нового продукта или процесса и его первым коммерческим внедрением по имеющимся сведениям составляет в среднем около 10 лет; во-вторых, этот интервал сильно меняется при переходе от одной отрасли к другой: например, он равен в среднем 11 годам для важных новых процессов в области нефтеочистки и лишь 5 годам для важных новых фармацевтических продуктов; в-третьих, этот временной интервал сильно колеблется даже в пределах одной отрасли промышленности; в-четвертых, этот интервал в среднем короче, когда изобретатель сам старается довести свое изобретение до коммерческого внедрения; в-пятых, этот интервал, судя по всему, сейчас много короче, чем он был 50 или 75 лет назад (8, с. 199–200).

Что касается продолжительности отдельных инновационных стадий, то больше всего времени занимает создание прототипа или пробного производства (до 50% всей длительности коммерческой разработки новшества). На втором месте стоят стадии прикладных исследований и разработки оснастки, подготовки производственного оборудования и помещений – примерно по 30% времени на каждую.

Нет смысла оценивать среднюю стоимость нововведения, поскольку она слишком сильно связана с характером каждого отдельного новшества и конкретными условиями его разработки.

Результаты многочисленных исследований свидетельствуют о том, что на научно-исследовательскую деятельность в среднем расходуется весьма небольшая часть средств, необходимых для успешного осуществления инноваций. Поэтому, в частности, заимствование новшества часто обходится ненамного дешевле, чем его оригинальная разработка. Этот вывод приобретает особую важность в контексте политики стимулирования нововведений в частных фирмах. Если он справедлив, то правительственные меры должны быть направлены преимущественно на поддержку следующих за исследованиями и разработками инновационных стадий, тесно связанных с производством и рынком.

2. Генезис инноваций

Исходная точка любой инновации – возникновение новой идеи. Инновационная идея существенно отличается от научного открытия или изобретения, которые часто служат для нее основой, своей практической производственной и коммерческой направленностью. Суть инновационной идеи состоит в том, что она сводит осознанную потребность (спрос) и осознанную техническую возможность в единую проектную концепцию. Проектная концепция – это только идентификация и формулировка проблемы, над которой стоит потрудиться. Далее следует деятельность по решению проблемы.

Такое определение инновационной идеи объясняет, почему многие ученые не включают стадию фундаментальных исследований в процесс разработки новшества. Любые исследования, выполненные до формулировки идеи, не относятся непосредственно к данной инновации, как бы много они ни значили для ее осуществления. Они лишь составляют ту научно-техническую базу, без которой невозможно возникновение новой идеи. Те же теоретические и экспериментальные исследования, которые необходимо провести для решения сформулированной в инновационной идее проблемы, имеют четко определенную практическую цель. Поэтому они считаются прикладными, независимо от их научного уровня и содержания.

Изучая процесс возникновения инновационной идеи, многие исследователи главное внимание обращают на личность новатора, характер и источники используемой информации и каналы ее передачи. Люди, успешно выдвигающие новые идеи, обычно обладают большим опытом работы в данной области и хорошим образованием. Для генерации идеи нужна самая разная информация: чисто научная, техническая, коммерческая, организационная и т.п. Информация эта передается множеством способов – через публикации, личные контакты, техническую документацию, промышленные и торговые выставки и т.д. Лучший и самый надежный способ передачи информации – это перемещение людей, обладающих нужными знаниями. Главную роль в информационном обмене играют неформальные каналы, особенно устные беседы. В целом новаторы склонны полагаться на неформальные, внутренние, легкодоступные и недорогие (с экономической и социальной точек зрения) источники и каналы передачи информации.

С таким весьма общим качественным описанием информационного обмена, сопровождающего генерацию инновационной идеи, согласны практически все исследователи. Однако при попытке оценить параметры этого обмена количественно, измерить удельный вес и значение разных типов и источников информации выявляется очень пестрая и во многом противоречивая картина. Например, многие исследователи сравнивали значение внутренних и внешних источников информации (по отношению к фирме, разрабатывающей новшество). В качестве внутреннего источника инновационной идеи могут выступать инженерно-технические или исследовательские подразделения (технический источник), коммерческие или производственные подразделения (коммерческий источник) или высшее руководство фирмы. Среди внешних источников выделяются конкуренты, потребители продукции фирмы, поставщики и «технические агенты» (сюда входят независимые изобретатели, другие фирмы и лаборатории, консультанты, университеты и т.п.).

Большинство исследователей (11; 12; 13; 14) отмечают преобладание внутренних источников, на долю которых приходится от 50 до 84% инновационных идей. Например, американские фирмы при разработке новшеств предпочитают полагаться на внутренние источники информации (12; 15; 16). Это объясняется рядом организационных, коммерческих и психологических причин. Руководитель исследовательского подразделения, который обычно занимается предварительным анализом и отбором поступивших предложений, склонен больше доверять своим сотрудникам (и сотрудникам других отделов фирмы), чем лично неизвестным ему авторам «внешних» предложений. За короткое время, отводимое на анализ и оценку поступившего предложения, трудно надежно оценить его техническую осуществимость и коммерческий потенциал. Наконец, фирмы опасаются юридических и патентных сложностей, которые могут возникнуть при использовании идей независимых изобретателей. Кроме того, во внешних предложениях обычно мало учитывается производственная и коммерческая специфика данной фирмы. В результате инновации, основанные на поступивших извне фирмы идеях, чаще оказываются коммерчески неудачными (14). В то же время результаты ряда исследований свидетельствуют об обратном: большинство инновационных идей приходит в фирму извне (17). Можно привести несколько объяснений несовпадения результатов разных авторов. Прежде всего, нужно указать на нечеткость используемых понятий и отсутствие единой методики исследования. Почти каждый исследователь вводит свои категории и свои методы обработки информации, что крайне затрудняет обобщение полученных результатов. Далее, специфика конкретной отрасли или даже фирмы оказывает большое влияние на весь ход инновационного процесса. Вид и источники информации, используемой при генерации идеи и разработке новшества, зависят от степени дифференциации или стандартизации продукции отрасли, уровня автоматизации производственных процессов и типа конкурентной борьбы на рынке сбыта данной группы товаров. В традиционных отраслях с низким уровнем ИР чаще встречаются фирмы, почти не использующие внешние источники информации. Наконец, механизм поиска и усвоения внешней информации не так прост и линеен, как кажется. Внешняя информация попадает внутрь фирмы в два этапа. На первом этапе внешняя информация усваивается так называемыми информационными «звездами» или «привратниками», которые затем распространяют ее внутри фирмы. Существование неформальной системы таких «привратников» очень важно для информационного обмена в рамках любой организации. В такой системе информация быстрее всего распространяется по организации, а сами «привратники» благодаря своим личным и профессиональным качествам теснее других связаны с внешней средой и черпают из нее нужную информацию. На стадии генерации инновационной идеи внешняя информация, содержащая сведения о новых проблемах и последних достижениях науки и техники, играет первостепенную роль. Но к самому новатору она часто поступает уже «изнутри» фирмы, опосредованная системой информационных «привратников».

Какую роль играют сейчас независимые изобретатели? Конечно, рост организованных ИР в рамках крупных корпораций снизил их значение. Если в 1900 г. независимые изобретатели получили 80% выданных в США патентов, то в 1970 г. – только 30% (7; 18). Однако при более подробном изучении выясняется, что независимые изобретатели вовсе не сошли со сцены. По данным Джукса, Сойерса и Стиллермана, Хамберга и Эноса, на долю независимых изобретателей приходится примерно половина значительных изобретений, совершенных в ХХ в., а на долю исследовательских лабораторий крупных фирм – не более 25–30%. Промышленные лаборатории ИР успешно разрабатывают сравнительно небольшие новшества, на которых основано большинство инноваций. Но при разработке радикальных изобретений, крупных «прорывов в неизвестное» организованные промышленные ИР, судя по всему, не имеют никаких преимуществ перед независимыми изобретателями.

Конечно, в современной экономике отдельный изобретатель практически не в состоянии довести свое изобретение до стадии коммерческой реализации, т.е. превратить его в успешное нововведение. Преимущество корпораций на стадии коммерческой разработки несомненно, и почти все изобретения, сделанные независимыми изобретателями, передаются для разработки лабораториям промышленных компаний. Однако независимому изобрета-телю не так легко привлечь внимание крупной фирмы к своей идее или изобретению. Об этом свидетельствуют результаты изучения отношений руководства корпораций к поступающим самотеком (незаказным) идеям и предложениям от внешних авторов. Их анализ и оценка требуют трудоемкой и во многих случаях бесплодной работы (крупные корпорации получают до тысячи и больше предложений в год). Поэтому некоторые фирмы просто отвергают все такие предложения без рассмотрения. Но даже тогда, когда фирма заинтересовалась идеей, она не хочет брать на себя никаких юридических обязательств перед изобретателем и в большинстве случаев ставит ему совершенно неприемлемые условия, требуя пол-ного отказа от претензий и прав на его изобретение (особенно, если оно не запатентовано). В результате фирма может потерять много больше, чем сберечь. Но еще больше теряет экономика всей страны, которая не получает, возможно, весьма ценные изобретения (или получает их с большим опозданием).

Еще один момент привлекает большой интерес исследователей – это стимулы к инновации, т.е. характер информации, имеющей наибольшее значение для зарождения инновационной идеи. В соответствии с двумя аспектами нововведения, обычно выделяют научно-техническую (технологическую) и экономическую (коммерческую) информации. Научно-техническая информация содержит сведения о существующих технологических возможностях решения тех или иных проблем, а экономическая – о нуждах и запросах потребителей (рынка). Соответственно выдвинуто две гипотезы о возникновении инновационной идеи: «технологическое подталкивание» и «подтягивание спросом».

Согласно наиболее распространенной точке зрения, преобладает «подтягивание спросом» (11; 13; 8). Однако ряд исследователей выступают с существенной и довольно обоснованной критикой гипотезы «подтягивания спросом» (19; 20; 21). Ее сторонников упрекают, прежде всего, в методологической нечеткости. Они считают совершенно недопустимым часто встречающееся синонимичное использование таких понятий, как «рыночные факторы», «рыночный спрос» и «потребности». Конечно, важная роль рынка несомненна – это характерная черта рыночной экономики. Не отрицая значения рынка, они критикуют отождествление «потребностей» вообще с «рыночным спросом» и приписывание этому аморфному, нечеткому фактору доминирующей роли в промышленных инновациях. По их мнению, ни в одной из существующих эмпирических работ просто не доказана главенствующая роль рыночного спроса в процессе разработки новшества. Кроме того, чем крупнее, значительнее новшество, тем меньшее (относительно) значение играют в его генезисе рыночные факторы. Для зарождения и разработки наиболее радикальных инноваций гораздо важнее оказываются научно-технические стимулы. Более того, радикальные новшества сами создают для себя новые рынки сбыта и спрос (самый яркий пример такого рода – появление и распространение ЭВМ). Конечно, чем радикальнее новшество, тем больше риск коммерческого провала (который, как правило, больше риска технической неудачи). Руководители крупных компаний крайне неохотно санкционируют связанные со значительным риском разработки и предпочитают проекты, почти наверняка гарантирующие быстрое получение прибыли. Это, в частности, объясняет, почему радикальные новшества так часто разрабатываются новыми небольшими фирмами, у которых нет иного способа преуспеть в конкурентной борьбе. Эти так называние рискованные фирмы обычно создаются специально для разработки и коммерческой эксплуатации конкретного изобретения. Чаще всего они так же быстро и исчезают, но иногда добиваются выдающегося успеха, как, например, фирма «Интел», выпустившая первую коммерческую модель микрокомпьютера. Основатель и бывший президент фирмы «Интел» Р.Нойс (22), говоря о крупных фирмах, в которых он раньше работал, саркастически заметил, что проводить «беспроигрышные» ИР и разрабатывать мелкие новшества с гарантированным коммерческим успехом – это то же самое, что держать свободный капитал на банковском счете. При этом ничего не потеряешь, но зато наверняка не получишь крупного выигрыша.

Сознавая неадекватность дихотомии «технологические возможности – экономические (рыночные) потребности», американские исследователи стали использовать более сложные классификационные схемы при изучении стимулов к инновациям. Например, У.Соудер и А.Чакрабарти (14) выделяют четыре категории причин, побуждающих фирму заняться разработкой новшества: внешняя угроза существующим продуктам или рынкам; тактические возможности технического, производственного или рыночного характера; стремление к расширению производства или рынков сбыта (стратегическая экспансия); необходимость защиты существующего производства. Наиболее успешными оказались инновации, возникшие в ответ на внешние угрозы.

Э. фон Хиппель в своем инновационном исследовании (23) предложил концептуальную схему, включающую три модели порождения инновационной идеи промышленного назначения. Первая модель «активного производителя» хорошо соответствует условиям массового стандартизованного производства, прежде всего, производства потребительских товаров. В этой модели фирма-производитель сама изучает нужды потребителей, разрабатывает удовлетворяющее эти нужды новшество и выпускает его на рынок. В модели «активного потребителя» именно потребитель генерирует новую идею и даже конструирует прототип, а затем ищет фирму, которая согласна наладить производство новшества в достаточно большом масштабе. Эта модель, по мнению фон Хиппеля, часто используется при производстве промышленных товаров и технологического оборудования. Сам автор подтверждает ее на материале такой специфической и наукоемкой отрасли, как производство научных приборов и инструментов. Наконец, в третьей модели нужды потребителя «всем известны», но приходится ждать, пока научно-технический прогресс предоставит возможности их удовлетворить. Например, «всем известно», что потребите-ли ЭВМ хотят большего быстродействия, потребители полупроводниковых приборов – большей удельной емкости кремниевых элементов памяти, потребители пластмасс – новых видов пластиков, более устойчивых по отношению к воздействию солнечного света. Можно предположить, что чем более специфична и наукоемка продукция фирмы, тем теснее она должна быть связана со своими потребителями и тем труднее разделить чисто технологические и чисто экономические факторы, оказавшие влияние на возникновение инновационной идеи и на ее коммерческий успех.

3. Факторы, влияющие на инновационный успех

Инновационный успех зависит от множества факторов разной природы. Стремление выделить фактор или факторы, определяющие успех или неудачу, и, таким образом, дать рецепт для «беспроигрышной» разработки новшеств стимулировало целый ряд работ (см., например, 14; 24; 25; 10; 26). Сейчас, однако, уже ясно, что нет такого одного фактора или набора факторов, который бы однозначно определял судьбу нововведения. Более того, фактор, выступавший как препятствие для успешного завершения одного проекта, оказывается в другом случае положительным стимулом. С достаточной долей уверенности можно высказывать лишь очень осторожные и общие утверждения о роли тех или иных факторов.

Авторы работы (25), изучая 200 окончившихся неудачей инноваций, показали, что примерно в половине случаев провал объясняется плохим руководством и организацией проекта и недостаточным учетом рыночных факторов. По данным исследования (14), для успешных инноваций характерны тщательный предварительный анализ технических и рыночных возможностей, хорошее знакомство с используемой технологией и с рынком сбыта, интерес и содействие высшего руководства фирмы. Коммерческая квалификация имеет бoльшее значение для успеха нового продукта, чем техническая. В работе (13) подчеркивается, что именно от-дельные люди, а не организация в целом определяют успех проекта. Как бы хороша ни была формальная организация фирмы, для успеха нововведения необходимо участие так называемых «ключевых личностей», вносящих свой энтузиазм и преданность данному проекту.

В научной литературе можно найти длинные списки факторов, оказывающих влияние на судьбу инновации (см., например, 10; 26), причем разные авторы по-разному оценивают относительную важность этих факторов. Виноват в этом, прежде всего, методологический разнобой. Как указывается в работе (13), зачастую под одинаковыми названиями фигурируют по-разному определяемые и измеряемые переменные. Кроме того, влияет и специфика отдельных отраслей.

Большой интерес и ожесточенные споры исследователей вызывает вопрос о том, как влияют на инновации два взаимосвязанных экономических параметра: размер фирмы и степень концентрации (монополизации) производства в отрасли. Еще в 1950 г. Дж.Шумпетер выдвинул гипотезу, согласно которой существование крупных фирм с сильными монопольными позициями на рынке сбыта в наибольшей степени способствует техническому прогрессу и интенсивной разработке новшеств. Эта гипотеза многократно проверялась, и эмпирические данные, по мнению большинства авторов, не подтверждают ее. Судя по всему, быстрому технологическому прогрессу наиболее благоприятствует такая промышленная структура, в которой преобладают средние фирмы с объемом продаж до 200 млн. долл. в год. С одной стороны, на них давит множество мелких, ориентированных на новую технологию предприятий, генерирующих яркие идеи, а с другой – несколько крупных корпораций, способных выполнять исключительные по своим масштабам разработки. Особую остроту ведущимся дискуссиям придает то, что их содержание выходит за чисто научные рамки: оно непосредственно связано с проблемой государственного регулирования деятельности крупнейших монополий.

Небольшие фирмы, несмотря на свои мизерные, по сравнению с промышленными гигантами, ресурсы разрабатывают заметное число иногда очень важных новшеств. Более того, в зрелых, традиционных отраслях (текстильная, станкостроительная) инновации чаще исходят от небольших новых фирм. Выдвигается несколько объяснений этого факта, но все они так или иначе опираются на два утверждения. Во-первых, малые фирмы более гибки и легче перестраиваются и приспосабливаются к изменениям внешней среды. Во-вторых, издержки производства у большой фирмы, как правило, меньше. Поэтому малая фирма не может успешно вести ценовую конкурентную борьбу, выпуская уже существующие товары. Единственная остающаяся ей возможность – дивер-сификация производства, разработка нового продукта. Здесь существенное значение приобретают возможность, способность и стремление к инновациям. Возможность определяется научно-технической базой и примерно одинакова для всех фирм, способность включает в себя материальные ресурсы и, следовательно, больше у крупных фирм, а вот стремление зависит от многих организационных, психологических и экономических факторов и часто сильнее выражено у небольших фирм.

В работах (27; 28) предлагается модель жизненного цикла фирмы, объясняющая изменение отношения к инновациям по мере ее роста. Для молодой фирмы инновация (разработка нового продукта) имеет огромное значение как средство «входа» в отрасль и орудие конкурентной борьбы. Она жадно ищет технологические возможности создания радикального новшества. Завоевав прочные позиции, фирма начинает расширять, стандартизировать и автоматизировать производство. На первый план выходит задача снижения издержек производства как орудия ценовой конкуренции и, следовательно, экономические стимулы к инновациям. Вместо разработки новых продуктов фирма начинает вводить многочисленные мелкие усовершенствования производственных процессов. С ростом размеров фирмы крепнет жесткая организационная структура, противодействующая радикальным нововведениям и резким изменениям производства. Инновации и дух предприимчивости постепенно «вымирают» в большинстве корпораций по мере их роста. Талантливые, предприимчивые и беспокойные люди плохо уживаются в атмосфере крупной корпорации. Это хорошо демонстрирует пример ранее упоминавшегося президента фирмы «Интел» Р.Нойса, который трижды уходил из уже устоявшейся фирмы во вновь создающуюся.

Отдельная и очень важная тема – воздействие правительственных мер и законодательных норм на инновации в промышленности. Правительство может воздействовать непосредственно на фирму или на среду, в которой она функционирует. Например, в начале 1970-х годов в США произошел буквально взрыв законодательных инициатив, направленных на регулирование и ограничение деятельности частной промышленности. Только с 1970 по 1974 г. было введено в действие 10 законов, так или иначе влияющих на промышленные инновации (они касались охраны среды, регулирования потребления энергии, проверки качества и безопасности потребительских товаров и медикаментов и т.п.). Общие расходы американского правительства на эти цели составили в 1977 г. около 1 млрд. долл. Кроме того, были предприняты различные программы по изучению и проверке действенности мероприятий, которые могло бы осуществить правительство для стимулирования инноваций (29; 30; 31; 32).

В мае 1977 г. под руководством помощника министра торговли по науке Дж.Баруха (33) был создан специальный Координационный комитет по промышленным инновациям, который через 18 месяцев представил свои рекомендации президенту. В октябре 1979 г. президент США объявил свой план стимулирования инноваций. В него были включены меры по созданию специальных центров для разработки новых технологий, укреплению исследовательской кооперации между промышленностью и университетами и патентной системы, поощрению развития небольших новаторских фирм (34; 35).

Новый план встретил противоречивый прием. Общественность, конгрессмены, ряд экономистов, обеспокоенные относительным сокращением технологического разрыва между США и другими странами, требовали большего и считали эти меры недостаточными (35; 36). В то же время представители промышленности отнеслись к планам правительства настороженно. Они считали, что уже существующие нормы и ограничения слишком обременительны и требуют значительных расходов (37; 38). Представители многих фирм жалуются, что средства, необходимые для выполнения правительственных регулирующих норм, приходится изымать большей частью из ассигнований на ИР, что в конечном счете уменьшает количество инноваций. Представитель Института промышленных исследований, влиятельной организации, объединяющей 250 американских фирм, имеющих лаборатории ИР, утверждает, что в итоге регулирующие меры американского правительства за последнее десятилетие оказали существенное отрицательное воздействие на инновации. Особенно часто раздаются жалобы на неопределенность, непредсказуемость и даже взаимную несовместимость многих правительственных норм.

Конечно, большую роль в жалобах промышленности играют своекорыстные интересы: фирмы не хотят расходовать средства на не приносящее им никакой прибыли улучшение качества своей продукции или условий труда. Государственные нормы стимулируют разработку многих новшеств, полезных всему обществу. Большую социальную пользу принесли многие государственные нормы, в частности, направленные на увеличение безопасности движения и упорядочение производства, испытания и продажи лекарственных средств.

Однако противоречивость государственного законодательства признают даже его защитники. Л.Ледерман, представитель Национального научного фонда, призывает сделать правительственную политику, затрагивающую ИР и инновации, более последовательной и соответствующей экономической и социальной политике (39; 40). Впрочем, отмечает он, реальное воздействие государственной политики на инновации много меньше, чем утверждают ее противники и защитники.


Категория: Контуры информационного общества | Просмотров: 304 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0