Кулькин, Анатолий Михайлович

19:45
О ПОКАЗАТЕЛЯХ РАЗВИТИЯ НАУКИ. Часть 1

А.Н.Авдулов, доктор философских наук
А.М.Кулькин, доктор философских наук

О ПОКАЗАТЕЛЯХ РАЗВИТИЯ НАУКИ
(КЛАССИФИКАЦИЯ И ОЦЕНКА)

часть 1
Грант РФФИ № 96-06-80389.

Создание оптимальных условий для интенсивного и экологически безопасного роста национального научно-технического потенциала является одной из важнейших приоритетных задач государства в любой развитой стране современного мира. Сегодня в конце ХX в. от успешного решения этой задачи непосредственно зависят экономическое благосостояние и социальное благополучие общества, национальная безопасность и конкурентоспособность страны на мировой арене. Наука еще с конца прошлого столетия превратилась в неотъемлемый элемент системы производительных сил, а научно-технический прогресс стал главным источником экономического роста. Расчеты многих экономистов свидетельствуют, что с тех пор вклад объединяемых понятием "технический прогресс" факторов в развитие экономики гораздо больше, чем непосредственное влияние роста затрат вещественного основного капитала и труда .

Новая роль науки в обществе является основным из факторов, определяющих взаимоотношения ее с государством. Вторым таким фактором можно считать экономические проблемы обретения нового научного знания в большинстве современных областей исследований, особенно в тех, что непосредственно направлены на совершенствование существующих производственных технологий и создание новых. Еще Макс Планк отмечал, что с каждым новым шагом вперед в науке трудности возрастают и соответственно возрастают затраты, необходимые для того, чтобы такой шаг совершить. Развивая эту идею, Н.Решер в конце 70-х годов показал на большом фактическом материале, что даже поддержание на некотором постоянном уровне темпа появления важных открытий и изобретений в области естественных наук требует наращивания используемых наукой ресурсов по экспонециальному закону (2). Иными словами, прогресс науки стоит очень дорого. Так дорого, что без государственного финансирования он просто невозможен. На научные исследования и разработки (ИР) в передовых промышленных странах в настоящее время тратится порядка 2-3 процентов валового национального продукта (3).

Ушли в далекое прошлое те времена, когда связи между наукой и государством ограничивались меценатством со стороны последнего. Ныне государство выступает по отношению к науке по крайней мере в шести ипостасях: как законодатель, устанавливающий правовые основы функционирования научно-технической сферы, как один из основных источников средств на ИР, как массовый потребитель новой наукоемкой продукции, как крупный субъект научно-технической деятельности, как координатор действий всех секторов экономики по развитию национального научно-технического потенциала и, наконец, как политическая сила, способная но многом определить позицию всего общества по вопросам развития науки и техники, обеспечить сфере науки широкую общественную поддержу и авторитет среди всех слоев населения.

Выполняя перечисленные функции, государство осуществляет регулирование процесса развития национального научно-технического потенциала. Форма и содержание регулирующих "сигналов" для каждой конкретной функции различны и жестко между собою не связаны ни по времени, ни по областям воздействия, но в своей совокупности они определяют уровень науки и техники в стране, темп и направления изменения этого уровня.

Лю6ая система регулирования сложного многозвенного объекта прежде всего нуждается в наборе объективных показателей, достаточно полно отражающих его состояние и динамику. Необходим такой набор и для государственного управления наукой. 1. Статистика науки. Естественно, что главным источником такого рода параметров является статистика науки. В развитых странах она уже достаточно давно выделилась в специфичную подотрасль общей национальной статистики, и ею занимаются специальные подразделения в составе ведающих проблемами науки и государственной научной политики правительственных учреждений. Эти же подразделения обычно организуют и финансируют как сбор текущей релевантной информации, так и исследовательские работы, направленные не поиск показателей, наилучшим образом характеризующих процессы, происходящие в самой сфере науки и техники, а также взаимодействие ее с государством, с производством, с обществом в целом.

Из национальных изданий, посвященных статистике науки, наибольшей известностью и авторитетом пользуется публикуемый Национальным исследовательским советом США с 1972 г. доклад "Индикаторы науки и техники” ("Science and Engineering Indicators") . Он готовится специальным сектором Отдела исследования ресурсов науки в составе Национального Научного Фонда (ННФ) . Это издание осуществляется в соответствии с принятой Конгрессом США поправкой к закону о создании ННФ, обязывающей президента представлять законодателям такого рода доклад раз в два года. "Индикаторы науки и техники" насчитывают обычно порядка 200 страниц собственно доклада и 200 страниц приложений, содержащих около 150-200 таблиц, большая часть которых по своей форме строго повторяется из сборника в сборник, обеспечивая таким образом преемственность данных и возможность временных сопоставлений.

Существует и ряд подобных изданий на международном уровне, например, под эгидой Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (Organization for economic cooperation and development OECD), куда входят 24 страны, в том числе все крупные промышленные государства "западного" мира.

Во времена СССР в России специальных изданий по статистике науки не было, относящиеся к ней данные входили в состав ежегодных справочников "Народное хозяйство СССР", причем структура этих данных отличалась от принятых за рубежом форм и к тому же часто менялась год от года, так что сопоставления с национальными показателями других стран, а также отслеживание хронологии изменений отдельных категорий было затруднительным, а иногда и просто невозможным, С 1992 г. Центр исследования и статистики науки начал издавать специальный сборник статистических данных "Наука России", содержащий как данные Госкомстата, так и материалы, рассчитанные на основе собственных методических разработок. При этом авторы ставят перед собою задачу "приблизить методологию и форму представления материалов к международным стандартам" (6, с.2) и постепенно эту задачу решают, хотя и сталкиваются с трудностями, обусловленными как недостатками статистики прошлых лет, так и особенностями нынешнего переходного периода.

В то же время, несмотря на солидность большинства посвященных статистике науки национальных и международных изданий и на немалый стаж исследований методологических проблем анализа и оценки сферы наука-техника, проблемы эти еще весьма далеки от исчерпывающего решения. Сфера науки многогранна и специфична, ее взаимосвязи с внешней средой и внутренние закономерности развития сложны и неоднозначны. здесь постоянно взаимодействуют материальные и духовные, не поддающиеся числовым выражениям факторы, очень велика роль интеллекта, таланта, личности ученого или изобретателя.

Системный подход к этим проблемам в отечественной и зарубежной -философской и науковедческой литературе сегодня только намечен, разработка его продвигается медленно и далека от завершения. Много работавший в данном направлении Б.А.Старостин констатирует в своей монографии "Параметры развития науки": "Несмотря на накопленный обширный материал ... сколько-нибудь общей картиной параметров развития науки мы до настоящего времени не располагаем. Имеется много ценных данных по отдельным параметрам и их динамике, например, по росту численности научных кадров, числу выходящих журналов, мощности приборов и т.п., но выяснение взаимных отношений между всеми этими показателями, упорядочение их множества, прослеживание их эволюции, построение схемы или модели для параметров развития науки – все это задача будущего" (10, с.17).

Очень близка к приведенной выше и оценка ситуации американскими специалистами, разрабатывающими "Индикаторы науки и техники". Во введении к изданию 1989 г. говорится: "Систему науки, инженеринга и технологии измерять не так легко, как другие главные функциональные сферы нашего общества – здравоохранение, сельское хозяйство или экономику в целом. В значительной степени это объясняется природой основного продукта, производимого упомянутой системой – знания и идей. Люди создают, передают друг другу идеи и являются их носителями, а доллары обеспечивают материальную поддержку людей. Мы можем сосчитать и считаем людей и доллары. Но мы все еще неопытны в наших попытках измерять науку как совокупность идей или ее связи с социальными и экономическими факторами. Таким образом, наши индикаторы остаются – пока – главным образом мерками науки и инженеринга как видов деятельности, а не как особых совокупностей знаний" (8, с.Х1).

Наука может быть представлена как многоуровневая параметрическая система, в которой число уровней, их иерархия, количество учитываемых на каждом уровне параметров, их взаимосвязей и т.д. можно варьировать в зависимости от задачи анализа и от объема или характера привлекаемой информации. Сегодня методологически в основном проработаны и информационно обеспечены исследования параметров низших уровней системы – числовых характеристик, регистрируемых регулярной статистикой – и ряда структурных показателей, которые можно рассчитать на основе указанных характеристик.

По мере перехода от низших уровней к более высоким, вплоть до когнитивных, где в наибольшей мере отражается специфика науки как сферы общественного труда, методологические трудности возрастают, а информационная база качественно меняется как по форме, так и по содержанию. Система разворачивается в своей полноте, демонстрируя принадлежность к классу так называемых сверхсложных, для которых характерна принципиальная невозможность исчерпывающего описания.

Однако, для интересующих нас в данном случае целей государственного регулирования сферы науки в целом тех уровней, которые в настоящее время методологически освоены, достаточно. Доказательством может служить небезупречная, но в конечном счете успешная практика США, Японии, ряда западноевропейских стран, осуществляющих целенаправленную государственную научно-техническую политику на протяжении всего послевоенного периода, то есть уже около пятидесяти лет.

Более того, современная статистика науки и техники содержит такое количество разноплановых и разнокалиберных по информативности и значимости показателей, что для **** политики государственного управления оно избыточно. Содержащиеся в упомянутых выше статистических изданиях индикаторы науки образуют обширное, но слабоупорядоченное множество. Среди них немало таких, что важны лишь для узкого круга специалистов, исследующих конкретные вопросы науковедения, а многие носят чисто справочный характер.

2. Классификация показателей развития науки и техники. Естественно возникает задача разработки достаточно четкой классификационной схемы имеющихся показателей науки. Как в любых подобных ситуациях, классификация преследует троякую цель: во-первых, упорядочить имеющееся множество, систематизировать его; во-вторых, выявить в процессе систематизации белые пятна, если таковые имеются; и, в-третьих, оценивая значимость отдельных показателей, выделить среди них особое подмножество, “ядро”, содержащее минимально необходимые для решения проблем государственной научно-технической политики число наиболее важных и информативных показателей, с приемлемой полнотой отражающих состояние и динамику научного потенциала страны.

Подчеркнем, что речь идет о государственном регулировании развития науки в целом, а не об отдельном ее участке или отдельной исследовательской организации, хотя государству приходится решать и такого рода задачи, поскольку существует государственный сектор с его лабораториями и институтами, а кроме того достаточно часто возникают новые научные направления, которые на первых порах кроме как государству поддерживать некому.

Итак, каков необходимый набор индикаторов, с помощью которых можно с достаточной полнотой охарактеризовать состояние и динамику сферы науки современной страны? Как можно их классифицировать? Очевидно, что искомая классификация не может опираться на один лишь какой-то признак, поскольку у классифицируемого объекта по крайней мере несколько признаков приблизительно равных по важности. Например, по физическому содержанию индикаторы можно делить на финансовые, кадровые, материальные, а по степени связи с объектом – на прямые и косвенные, по характеризуемым свойствам объекта – на количественные и качественные и т.д. В таких случаях можно использовать многоступенчатую классификационную схему, позволяющую совместить деление по различным признакам в единую систему.

Основу такого рода схем составляет горизонтально расположенные строки или ступени, на которых располагаются группы, соответствующие разделению подлежащего классификации множества по одному из признаков, причем каждая последующая ступень подразделяет выделенные на предыдущей ступени подмножества на более мелкие. Спускаясь с верхней строки к нижней через соответствующие группы и подгруппы, мы можем построить ломаные вертикальные “ветви”, объединяющие совокупности признаков, характеризующих отдельный входящий в классифицируемое множество объект. Число ступеней и число групп или подгрупп на каждой из них можно варьировать в зависимости от требуемой степени подробности или глубины классификации, то есть от того количества разнообразных признаков объекта, которое мы считаем целесообразным принять во внимание.

Один из возможных вариантов построенной в соответствии с изложенным принципом классификации показателей развития науки и техники представлен на схеме 1, и дальнейшее изложение представляет собой последовательное рассмотрение и оценку выделенных на схеме подразделений.

На верхней ступени всю совокупность индикаторов науки и техники целесообразно разделить на две большие группы – прямые и косвенные. К первой из них относятся все показатели, непосредственно принадлежащие сфере науки и ее отдельным элементам, они как бы материализуют эту сферу, наполняют ее конкретным содержанием. А ко второй – те индикаторы, которые в какой-то мере характеризуют влияние науки на другие сферы жизнедеятельности общества, являются вторичными, производными от первых. Можно также считать, что индикаторы первой группы говорят в основном о потенциальных возможностях науки, не предопределяя эффективность их использования в интересах общества в целом, а косвенные индикаторы позволяют получить некоторое представление об этой эффективности.

Опускаясь к следующей ступени классификационной "лестницы" прямые индикаторы разделяются опять-таки на две категории – количественные и качественные. Особых пояснений такое деление не требует. Отметим только два момента, относящиеся ко второй из данных категорий. Во-первых, измерять качество науки, ее творческий потенциал, не прибегая к количественным выражениям, мы не умеем; следовательно, здесь тоже фигурируют числа (патентная статистика, индексы цитирования и т.п.), отражающие и характеризующие качественные стороны объекта. Они, как и группа косвенных индикаторов, позволяют судить об эффективности использования ресурсного обеспечения науки, но освещают иную ее (эффективности) грань, существенную в первую очередь внутри научной сферы, для нее самой. Во-вторых, поскольку качество в принципе не может оцениваться без сравнения с соответствующими аналогами, в данной категории велика роль сравнений и сопоставлений. Для государственного уровня – это в первую очередь международные сопоставления.

Категория прямых количественных индикаторов, которая информационно обеспечена лучше и полнее, чем любая другая, включает в себя два основных типа -масштабные и структурные. Первые, отражающие размеры научно-технического потенциала, в свою очередь подразделяются на абсолютные и относительные или удельные. Удельные показатели особенно полезны для сравнительных характеристик, так как позволяют объективно сопоставить уровень таких разных стран, как, например, США и Голландия или Швеция. Вторые – структурные – индикаторы вскрывают внутренние особенности научно-технического потенциала, его многочисленные аспекты, соотношения разнообразных составляющих. В структурных характеристиках науки отражаются многие особенности общества и основные направления политики государства.

Если теперь довести до нижней ступени описываемой классификационной схемы ветвь, обозначенную как прямые количественные масштабные абсолютные индикаторы науки, мы получим конкретные числовые данные, которые содержатся в таблицах статистических изданий. В содержательном плане – это те самые "люди и деньги", о которых говорилось выше и которые поддаются точному учету. Числа таких показателей в разных национальных источниках различны, однако в любом случае соответствующие разделы справочников содержат десятки таблиц, относящихся к характеристикам кадрового потенциала и примерно столько же показателей, отражающих финансовые аспекты функционирования сферы науки.

Допустим, в американских "Индикаторах науки и инженеринга" кадрам посвящены три раздела. Первый относится к начальной и средней школе и содержит главным образом результаты регулярно проводящихся выборочных тестов знания учащихся 4-го, 8-го и 12-го классов , второй – к высшей школе, а третий содержит данные о действующем кадровом потенциале: численности ученых и инженеров, их квалификации, занятости, распределении по структурным составляющим, по отраслям хозяйства и т.д. В российском аналогичном издании ЦИСН кадрам отводится два раздела, один из которых ("Подготовка кадров") охватывает характеристики вузов, контингента студентов, аспирантуры и докторантуры, а второй ("Кадры") содержит применительно к России примерно тот же набор сведений, что и третий раздел американских "Индикаторов".

Характеристикам, поддающимся денежному выражению, отводится обычно один раздел целиком, он касается финансирования науки – его объемов, источников, распределения по составляющим научно-технического потенциала, а, кроме того, эти характеристики частично присутствуют и в тех разделах, что посвящены материально-технической базе науки, ее результативности и другим аспектам. Разумеется, входящие в статистические данные многие десятки показателей рассматриваемой классификационной группы неравнозначны по уровню информативности и весомости с точки зрения оценки сферы науки в целом. Значительная их часть носит справочный характер или представляет интерес главным образом для специалистов-обществоведов.

Как и в большинстве других групп, здесь можно выделить некоторое "ядро" – небольшое число показателей, которые по сути дела всю данную группу определяют, как бы тянут за собою остальные входящие в нее индикаторы. Объединяя затем "ядра" всех групп нижней ступени квалификационной схемы, можно получить обобщенное "ядро" всей совокупности, небольшое, но достаточное для оценки ситуации в науке как сфере общественного труда, для понимания тенденций изменения ситуации в ту или иную сторону.

Из подмножества прямых количественных масштабных абсолютных показателей, характеризующих кадры науки, для целей государственного регулирования может быть достаточным сравнительно узкий набор наиболее значимых данных, включающий в себя: общее число ученых и инженеров в народном хозяйстве, отдельно – в сфере ИР, затем численность работающих в этой сфере научно-технических специалистов высшей квалификации – докторов наук, кандидатов наук и, наконец, численность ближайшего резерва высшего эшелона ученых – аспирантов.

Что касается средней школы и даже студенчества, то это все же не сфера науки, и прямого отношения к ней не имеет. Кроме того, показатель общей численности ученых и инженеров в народном хозяйстве, его динамика в определенной мере свидетельствует о состоянии высшего образования. Не первостепенным представляется нам и показатель численности научных учреждений. Таковой присутствует в отечественной статистике, и ему, а также связанным с ним вторичным структурным и экономическим показателям отводится целый раздел ("Организации"). В зарубежных источниках численность исследовательских и конструкторских организаций и их распределение по секторам, видам собственности и видам ИР обычно не приводится, там следят лишь за численностью вузов разных категорий и время от времени – за числом государственных лабораторий, особенно, когда встает вопрос об их сокращении или реорганизации. А число частных организаций научно-исследовательского профиля, особенно если к ним относить и соответствующие подразделения промышленных фирм, точному учету не поддается, многие из них возникают и исчезают слишком часто. Да и по существу численность организаций сама по себе ни о масштабах, ни о качестве научно-технического потенциала страны ничего не говорит. В сегодняшней России в ходе реформ соотношение организаций разных типов собственности интересно, но не столько в плане оценки силы или слабости науки, сколько для иной задачи – для выявления направления и темпов экономических преобразований в стране, затрагивающих сферу науки. В стабильных социально-экономических условиях этот показатель не относится к числу особо важных.

Здесь, видимо, уместно как можно яснее подчеркнуть, что любая информация, любые индикаторы, имеющие хотя бы отдаленное отношение к национальной науке и заслуживающие доверия, полезны и найдут своего заинтересованного потребителя. Мы отнюдь не предлагаем отказаться от такой информации, а только пытаемся выявить наиболее весомую ее часть.

Возвращаясь к группе показателей кадрового потенциала науки, отметим еще два существенных, связанных с этими показателями момента. Первый касается способов подсчета численности ученых и инженеров. В американских и ряде других зарубежных источников численность дается в пересчете на полный рабочий день. В российских справочниках это обычно не делается. С точки зрения сопоставимости данных желательно, разумеется, однообразие счета, хотя для научных работников понятие "рабочий день" в какой-то мере условно.

Второй момент представляется более существенным. Дело в том, что практически во всех случаях информация о рассматриваемом типе индикаторов представляется в статичной форме. Динамика процессов отражается лишь за счет использования хронологических рядов статичных по сути данных. Определение динамических характеристик, то есть направления и темпа изменения того или иного показателя предоставляется потребителю информации. Правильнее было бы, на наш взгляд, больше внимания уделять именно динамике процессов, используя показатели типа градиента, выраженного либо в абсолютных значениях, либо в процентах, а лучше в каждой из этих форм. Благодаря наличию современной техники у составителей статистических изданий сложности такое дополнение статичных рядов не представляет, а информативность таблиц редко увеличилась бы.

Категория: СТАТЬИ | Просмотров: 307 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 5.0/6