Кулькин, Анатолий Михайлович

17:48
Радикальный либерализм

Радикальный либерализм

Кулькин А.М.

Стержнем реформы, как известно, является изменение формы собственности, переход от государственной (общественной) к частной в многообразных проявлениях последней - акционерной, кооперативной, личной и т.д., главное - негосударственной. А за этим следует отказ от постоянного содержания сотни тысяч предприятий за счет бюджета, а отсюда ломка прежней системы управления, планирования, финансирования, взаимоотношений с заказчиками, потребителями, изменение функционального спектра и т.д., в общем, необходимость полной реконструкции экономических, организационных, правовых и всех прочих основ деятельности. Естественно, рухнула и вся система коммунистической идеологии, обслуживавшая общественную собственность как экономический базис, так и надстройку - общественно-политическое устройство.

На смену коммунистической идеологии пришел радикальный либерализм, выполняющий в настоящий момент в России функцию идеологического обоснования и закрепления в массовом сознании ценностных установок предпринимательского характера. Идеологи радикального либерализма взяли на вооружение, как ни странно, идеологические установки либерализма XXI в. Прежде всего идею общественного устройства, при котором регулирование социально-экономических отношений осуществлялось бы спонтанно, через безличный механизм «свободного рынка». Единственную функцию государства либерализм того времени усматривал в том, чтобы охранять собственность граждан и устанавливать общие рамки свободной конкуренции между отдельными производителями. Эта идеология классического либерализма наибольшего расцвета достигла в классической стране промышленного капитализма - Великобритании.

Свободное предпринимательство в Англии приобрело грабительские формы, сопровождалось массовым разорением крестьян, изнурительной эксплуатацией рабочих. Оно же породило в первой половине XIX в. чартизм, первое широкое, политически оформленное, революционное движение рабочих. С переходом свободного предпринимательства в монополистическую стадию идеология классического либерализма подверглась пересмотру, прежде всего в вопросе о социально-экономической роли государства. Возникли концепции «неолиберализма». Неолибералы исходили из того, что действие механизма свободной конкуренции не может быть обеспечено автоматически. Они признают, что господство монополий, диспропорции в экономике, кризисы, инфляция деформирует механизм рыночного регулирования и могут привести к глубоким потрясениям всей системы капитализма. Поэтому необходимо постоянное государственное вмешательство в экономику с целью поддержания благоприятных условий для конкуренции.

В современных условиях в странах Западной Европы наблюдается существенное ослабление идейных и политических позиций либерализма. В США либерализм, совершив существенную трансформацию, вызванной спецификой этой страны, остается одним из влиятельных идейно-политических течений, которое находится в жестких рамках закона.

Это небольшое отступление от темы нашего исследования сделано по двум причинам. Во-первых, показать, что радикальный либерализм, сформировавшийся в России в 1990 годы, не содержит ничего нового. Во-вторых, наши либералы-реформаторы являются носителями либеральных идей и понятийного аппарата XIX века. Более того, вместо поиска путей, ведущих в постиндустриальный (информационный) век «стране был навязан в качестве основополагающей базы общественного и государственного устройства принцип частной собственности в том виде, как он существовал в XVII-XVIII веках. Воспользовавшись юридической фикцией приобретательных прав собственности, приватизаторы изменили имущественные и экономические основы государства, придав ему новый усеченный, соответствующий их интересам характер. Именно это имеется в виду, когда говорят о «бегстве» государства из экономики. Впрочем, нынешнее государство «убежало» практически из всех сфер общественной жизни: из культуры, образования, здравоохранения … » .

Крылатая фраза научного руководителя ВШЭ Е.Ясина: «Государство должно снять с себя ответственность за экономический рост. Это задача бизнеса» суть идеологии радикального либерализма.

Государство не может снять с себя ответственность за экономический рост, потому что экономические функции органически присущи государству вообще, а тем более современному. Первая функция – это распределение дохода, она «возникает из необходимости финансирования государственных расходов, что может быть сделано либо за счет налогов, либо за счет заимствований» . Функция «распределения дохода призвана поддерживать политически приемлемый уровень дисбаланса доходов и благосостояния в обществе, чтобы обеспечить всем гражданам гарантированный минимальный набор товаров и услуг». Вторая экономическая функция – это стабилизация. Политика стабилизации состоит в том, что правительство через органы государственной власти, используя налоговую систему, займы, различные методы и способы управления денежной массы, стремится достигнуть экономического роста, высокой занятости, оптимального уровня инфляции.

Третья экономическая функция государства – распределение ресурсов. Цель государства при ее реализации – обеспечить эффективное распределение ресурсов в обществе. Условия оптимума этого распределения разработаны еще в 1930-х годах «в работах Лернера, Бергсона и Хигса». На результатах их исследований «сформулировано одно из основных направлений государственной политики распределения ресурсов: приближение условий реальной экономики к требованиям идеальной конкуренции» .

Далее, цитируемый нами автор подробно рассматривает механизмы распределения ресурсов государственными органами: «Регулирующая роль состоит – пишет он, - в управлении денежным обращением и деловой активностью в стране через распределение капитала между отраслями и регионами, отдельными экономическими субъектами хозяйствования; мобилизации свободных денежных средств населения и юридических лиц.

Мы привели мнение финансиста–практика по обсуждаемому вопросу. Ценность его мнения состоит в том, что он, во-первых, имея непосредственное отношение к становлению и развитию системы управления долгом в Москве и к процессу становления рынка московского долга в России и за рубежом»; во-вторых, располагая опытом, который ему удалось приобрести «в течение того бурного времени, на которое пришлась и всеобщая эйфория 1997 г., и оглушительный крах 1998 г., и упорная борьба за выживание, за возвращение к нормальной жизни в последующие годы». Важно подчеркнуть, что позиция автора цитируемой книги не противоречит опыту экономического развития многих стран, а также результатам научных исследований выдающихся экономистов, особо выделявших роль государства в рыночной экономике как гаранта экономического роста и социальной справедливости. Так, что объективно «научно-экспертная империя Высшей школы экономики», идеологом которой является Е.Ясин, выражает интересы олигархического бизнеса и транснациональных корпораций, заинтересованных в том, чтобы превратить Россию в конечном итоге в сырьевой придаток стран «золотого миллиарда».

* * *

Без государственного регулирования формирование рыночной экономики в России приобрело криминальный характер. Об этом свидетельствует опыт 90-х годов. «Уход» государства из экономики и других сфер общественной жизни породил либеральную эйфорию, которая сопровождалась разрушением силовых структур государственной власти, «провалом» в правовом обеспечении деятельности государственных органов и как следствие этого появление банкиров-грабителей и стремительный рост численности миллионеров и миллиардеров за счет ограбления населения страны.

В эти же годы наблюдается бурный рост преступности, в том числе организованной. Популистские заявления представителей исполнительной и законодательной органов власти становятся нормой, а ложь и обман законопослушных граждан - повседневностью. Все эти негативные явления по сути своей носят криминальный характер, они происходили и происходят до сих пор под флагом радикального либерализма.

В России бизнесу была предоставлена свобода без каких-либо ограничений. Это хорошо или плохо? Плохо. Ибо либерализм без жестких ограничений порождает беспредельное воровство и организованную преступность. Более того, Россия стала особенно привлекательной для интернационального криминалитета. Иностранцы в массовом количестве стали незаконно оседать в нашей стране. Сначала 1990-х годов, рассматривая Россию в качестве перевалочного пункта на пути в Европу многие из них остались в стране, которую в то время захлестнула волна «либерализма без берегов», они сначала почувствовали, а затем в полной мере оценили, что здесь сформировалась идеальная среда для криминального обогащения, которой «грех» не воспользоваться.

Логика здесь простая. В бизнесе потенциально содержится возможность криминала. Главный закон рынка - это прибыль. Бизнесмен стремится к максимальной прибыли. И если нет ограничений, и можно получить 100 %, а тем более 300 % прибыли, он готов на любое преступление. Об этом в свое время писал К.Маркс. В идеале рыночный человек должен взять все, не отдав ничего. «А это и есть воровство - самая эффективная форма обогащения.

А если можно воровать, кто будет работать? Об этом своевременно напоминает в своем интервью писатель М.Веллер, но он же высказал две гораздо более глубокие, мудрые мысли. Первая состоит в том, что нельзя амнистировать капитал, приобретенный коррумпированным путем. Его амнистия уничтожит мотивацию к честному труду. Потому что тем самым всему населению как бы говорят: «Кто не украл - тот дурак. Кто украл - тот прав. Воровать правильно»… в чем преимущество честного человека перед вором? Справедливость! над самим этим понятием смеются наши экономисты-реформаторы (сторонники либеральной экономики. -А.К.). Но справедливость - это инстинкт коллективного выживания народа, спроецированный на плоскость морально-этических отношений» («Аргументы и факты», № 41, 2005 г., с.3). Олигархам, если они хотят служить отечеству, работать на его благо, следует заслужить прощение (амнистию) народа, пройти через покаяние перед народом. Амнистия коррумпированного капитала, исходя только из экономических соображений - это стратегическая ошибка правительства. А если амнистию коррумпированного капитала сопоставить с бедностью в современной России, ставшей в результате так называемых рыночных реформ самовоспроизводящимся фактором, то она (амнистия) граничит с преступлением.

Система государственного управления в России далека от совершенства, она не отвечает задачам, стоящим перед страной. Проводимая административная реформа не имеет научного обоснования. Предстоит гигантский объем работы, чтобы создать динамичную и эффективную систему государственного управления. В связи с этим заслуживает, на наш взгляд, внимания вторая мысль, высказанная М.Веллером в интервью, а именно: «Демократия - лучшая из возможных форм правления, если она способна решать поставленные задачи. Но она не всегда на это способна (сбои в демократических системах управления наблюдаются в США, во Франции и других странах. - А.К.) Римляне знали «лекарство», которое 350 лет отлично действовало: в экстремальной ситуации вводилась диктатура, конституционно узаконенная. Не нужно ждать государственного переворота, когда диктатура будет неконтролируема и неподотчетна! Следует сегодня выработать механизм ввода диктатуры и выхода страны из нее. На период не менее одного года и не более пяти. И по прошествии установленного срока ничто на свете не может продлить эту диктатуру!» (там же). Это предложение, на наш взгляд, вполне приемлемо, потому что многие судьбоносные проблемы в России решались таким путем. Она в этом отношении приобрела историческую память, которую можно использовать не только во зло отечества, но и на благо.

Тем более, что на VII ежегодной научно-практической конференции «Экстремальные ситуации, конфликты, согласие», проведенной в Москве под эгидой Академии управления МВД России и института социологии РАН, ее участники были вынуждены констатировать: особую угрозу для национальной безопасности представляют организованная преступность и терроризм. Во-первых, потому что «на территории РФ активно действуют более 100 преступных сообществ с общим количеством участников свыше четырех тысяч человек. Под их контролем находятся свыше 500 хозяйствующих объектов. Около 70 криминальных структур действуют в экономической сфере, 10 специализируются на бандитских нападениях, восемь контролируют наркобизнес и незаконный оборот оружия. Характерно, что практически все криминальные структуры стремятся проникнуть в сферу легальной экономической деятельности, а часть из них внедряется в органы власти, в том числе выборные». Подчеркивается, что анализ показывает: вряд ли в ближайшие два-три года следует ожидать значительного улучшения в этой области.

Во-вторых, «силовые ведомства сейчас имеют дело с принципиально новой криминальной реальностью, требующей трансформации всей системы действий и подходов в борьбе с преступностью и терроризмом». И делается вывод: « В условиях возникновения реальной опасности для государства и общества надо открыто и честно сказать народу, что без временного ограничения части демократических свобод активизировать борьбу с преступностью в стране невозможно». Не ограничение части демократических свобод, слишком мягко сказано, необходима диктатура на два-три года. Перед нами как раз тот случай, когда демократия не в состоянии решать стоящие перед обществом задачи. Проблема довольно острая, так как механизм ввода в действие диктатуры в стране не прописан. Эта проблема будет «тиранить» общество десять и более лет. Пока не будет принят соответствующий закон. Альтернативой радикальному либерализму могут стать идеология и ценности постиндустриальной хозяйственной системы, сформировавшейся на основе новой парадигмы: не экстенсивного, а интенсивного экономического роста. Эту новую парадигму эксперты-исследователи называют по-разному: «информационным сектором экономики», «информационной экономикой», «экономикой информационного общества», «постиндустриальной хозяйственной системой». Хотя эти определения равноценны, мы воспользуемся последним. Иногда, для краткости, будем употреблять термин «информационная экономика».

Так, вот. Вместо того, чтобы ориентироваться на XXI век, на уже фактически сложившуюся в США и в странах Западной Европы постиндустриальную хозяйственную систему , взламывающую государственную и национальные границы, идеологи радикального либерализма все свои усилия, энергию, одержимость, в силу своего невежества, направляют на возрождение общественно-политической системы, ставшей достоянием истории, - капитализма, надо не возрождать капитализм, также как и социализм, это дело безнадежное, а вести поиск путей к сплочению и построению российского общества на основе постиндустриальной хозяйственной системы.


© 2015 

Категория: СТАТЬИ | Просмотров: 470 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 5.0/4