Кулькин, Анатолий Михайлович

02:28
ВВЕДЕНИЕ

А.М. Кулькин. 

Капитализм, наука, политика

В книге рассматриваются роль и место науки в системе капитализма, направления ее развития, влияние на общественное производство, на политическую жизнь. Анализируются социально-экономические формы организации науки, политика государства в отношении науки.

В работе содержится обширный фактический материал, мало известный советскому читателю.

Введение

Благодаря научно-техническому прогрессу человечество получило невиданные возможности в преобразовании окружающего мира. Но общественное производство, основанное на частной собственности, переживает кризис, охватывающий мир капитализма. Экономика промышленно развитых стран вступила в период глубоких структурных изменений. «Современный капитализм, – отмечается в новой редакции программы КПСС, – во многом отличается от того, каким он был в начале и даже середине ХХ века».[1] Развитие производственных сил, обусловленное научно-техническим прогрессом, вызвало существенные изменения в организационных формах капитала. Эволюция этих форм неразрывно связана со степенью обобществления капиталистического производства.

К. Маркс, анализируя стадию становления капитализма и отмечая отличие акционерной формы собственности от индивидуальной, писал, что «это – упразднение капитала как частной собственности в рамках самого капиталистического способа производства»[2]. Развивая мысль Маркса, Ленин указывал на то, что «капитализм в его империалистической стадии вплотную подводит к самому всестороннему обобществлению производства, он втаскивает, так сказать, капиталистов, вопреки их воли и сознания, в какой-то новый общественный порядок, переходный от полной свободы конкуренции к полному обобществлению»[3].

В структурных изменениях экономики капитализма в отличие от доктринеров Ленин увидел тенденции и закономерности, на основе которых сделал вывод, имеющий принципиальное значение «…государственно-монополистический капитализм есть полнейшая материальная подготовка социализма, есть преддверие его..»[4]. Объективный ход общественного развития таков, «что от монополий.. вперед идти нельзя, не идя к социализму»[5].

В.И. Ленин подходил к строительству социализма конкретно-исторически, а именно: он указывал на то, что капитализм создал аппарат учета производства и распределения продуктов, необходимый социализму, в виде банков, синдикатов, почты, потребительских обществ и т.п. «Крупные банки, – писал Ленин, – есть тот «государственный аппарат», который нам нужен для осуществления социализма и который мы берем готовым у капитализма, причем нашей задачей является здесь лишь отсечь то, что капиталистически уродует этот превосходный аппарат, сделать его еще крупнее, еще демократичнее, еще всеобъемлющее»[6]. Другими словами, «социализм немыслим без крупнокапиталистической техники, построенной по последнему слову новейшей науки, без планомерной государственной организации, подчиняющей десятки миллионов людей строжайшему соблюдению единой нормы в деле производства и распределения продуктов»[7].

Теперь Советский Союз стал страной «большой науки и передовой техники», страной «выдающихся ученых и инженеров, высококвалифицированных рабочих», социализм обрел собственную материально-техническую базу. Но он продолжает опираться «и на мировые достижения науки и техники, на мировой производственный опыт»[8]. Одновременно СССР своими достижениями в области науки и техники, успехами в строительстве нового общества оказывает решающее воздействие на мировой революционный процесс. Это естественно и закономерно. Такова диалектика общественного развития.

Отмеченные Лениным тенденции и закономерности структурных изменений в экономике капитализма – слияние промышленного и банковского капитала, образование монополий и их сращение с государством, возникновение государственно-монополистического капитализма – в современных условиях приобрели четко выраженный характер. Конкретное проявление это нашло прежде всего в дальнейшей эволюции структуры организационных форм капитала. На базе монополий и финансово-монополистических групп формируются и развиваются государственно-монополистические комплексы, которые являются новейшей формой проявления государственно-монополистического капитала. Здесь производство достигает наивысшего уровня, который возможен при капитализме. «Государственно-монополистические комплексы.. это важнейшие звенья современной государственно-монополистической системы, организационная форма государственно-монополистического капитала, специфическая форма концентрации, централизации и функционирования его, форма сращивания монополий в единый механизм с государственной машиной, ее соответствующими подразделениями»[9].

Экономика промышленно развитых стран капитализма приобрела в настоящее время интернациональный характер, что нашло отражение в проявлении многочисленных транснациональных корпораций (ТНК). Основным признаком ТНК, отличающим ее от любой дугой формы международной монополии, является производственная деятельность за рубежом. Центр тяжести переместился с экспорта товаров на их производство в филиалах, расположенных в других странах, тогда как до возникновения ТНК деятельность международных монополий носила торговый характер. Это решающий признак ТНК, так как производственная деятельность фирмы за границей качественно меняет тип международной монополии и определяет все другие аспекты ее деятельности.

В результате интенсивного процесса слияния фирм возникают ТНК невиданных ранее размеров, перед политикой которых правительства многих буржуазных государств оказываются бессильными. Поощряя концентрацию и централизацию производства и капитала в национальном масштабе, правительства рассчитывают, что крупные компании станут оплотом государственной экономической политики, направленной против экспансии иностранного капитала. Однако, как правило, интересы компаний – национальных и иностранных – совпадают, и национальные компании превращаются в транснациональные. Международное переплетение капитала происходит более высокими темпами, чем общее экономические развитие ведущих капиталистических стран. Взаимное проникновение американских, европейских, японских фирм создает связи, ломающие национальные барьеры. В международной экспансии монополистического капитала все более активно участвуют буржуазное государство, использующее различного рода межнациональные институты. На основе этих процессов происходит дальнейшее сращивание монополий с государством; государственно-монополистический капитализм приобретает интернациональный характер.

Государственно-монополистический капитализм бал вынужден пойти на государственное регулирование экономики, резко ограничив таким образом конкуренцию. Но дальнейшее обобществление капиталистического производства приводит к тому, что сама монополия становится излишней, она не может достаточно эффективно действовать в условиях нового промышленного производства, например в области информационной индустрии, основным принципом которой становится кооперация. Примером нового типа международного капиталистического сотрудничества может служить соглашение, подписанное в 1984 г. тремя крупнейшими производителями ЭВМ в Западной Европе – «Компания де машин бюль СА» (Франция), «Интернэшнл компьютер Лтд.» (Великобритания) и «Сименс АГ» (Фрг). В соответствии с этим соглашением фирмы совместно финансируют объединенную организацию – Европейский исследовательский центр в области вычислительной техники.[10]

«Диалектика развития такова, – говорится в новой редакции Программы КПСС, – что те самые средства, которые капитализм пускает в ход с целью укрепления своих позиций, неминуемо ведут к обострению всех его глубинных противоречий. Империализм есть паразитический, загнивающий и умирающий капитализм, канун социалистической революции»[11]. Именно империалистическая стадия развития капитализма порождает милитаризм в различных его формах: происходит милитаризация экономики, политики, идеологии, научных исследований. После второй мировой войны на базе военно-промышленных концернов, возникших в период войны, в США очень быстро сформировался военно-промышленный комплекс (ВПК). Спустя некоторое время – после восстановления экономики западноевропейских стран – они появились в ФРГ, Великобритании, Франции и других капиталистических странах.

Используя военно-промышленные концерны, большинство из которых являются транснациональными корпорациями, ВПК воспроизводят за границей ту же схему политического, экономического и военного сговора, что и в своих «отечествах», вовлекая в сферу своего влияния различные страны и регионы. Происходящая в настоящее время интенсивная интернационализация военно-экономической деятельности империалистических государств, конкретным выражением которой является экспансия военно-промышленных комплексов на международной арене, стала возможной лишь на определенной стадии развития мировой экономики капитализма. Расширение и укрепление военно-экономических связей в капиталистическом мире привело в конечном итоге к формированию «военного хозяйства капитализма, для которого столь же характерны международное разделение труда, специализация, координация и интеграция». [12]

Военно-промышленные комплексы – продукт государственно-монополистической системы и в то же время мощный фактор обострения глубинных противоречий и загнивания капитализма на современной стадии его развития. Свидетельством тому служат две мировые войны, развязанные империализмом, и международная напряженность, которую он нагнетает в современном мире. «Агрессивной политике империализма противостоит растущий потенциал сил мира. Это – активная, последовательно миролюбивая политика социалистических государств, их крепнущая экономическая и оборонная мощь. Это – политика подавляющего большинства государств Азии, Африки и Латинской Америки, жизненно заинтересованных в сохранении мира, прекращении гонки вооружений. Это – антивоенные движения широчайших народных масс на всех континентах…»[13].

Предотвратить войну, уберечь человечество от катастрофы – «историческое призвание социализма, всех прогрессивных, миролюбивых сил нашей планеты»[14], потому что социализм – закономерный наследник богатств духовной и материальной культуры, созданных человечеством.

Современная эпоха, как отмечается в новой редакции Программы КПСС, – «это эпоха перехода от капитализма к социализму и коммунизму»[15], эпоха, когда социализм стал определяющим фактором мирового развития, эпоха бурных преобразований во всех сферах человеческой деятельности, резких поворотов исторического развития. Интеграция капиталистическим способом производства научно-технического прогресса не ведет его к стабилизации. Общий кризис капиталистической системы продолжает углубляться. Начавшись в 1917 г. с Великой Октябрьской социалистической революции, он проходит один этап за другим, которые образуют непрерывный процесс крушения капиталистической системы. В условиях соревнования двух противоположных социально-экономических систем на все стороны жизни капиталистического общества громадное влияние оказывают социалистические страны, для которых высокие темпы развития производства, науки, техники, постоянное повышение благосостояния трудящихся, подлинный демократизм политического строя. Капитализму – наряду с погоней за сверхприбылью – все больше и больше приходится считаться с ростом общественного производства в социалистических странах и прибегать к использованию возможностей, открываемых научно-технической революцией.

Однако общий кризис капиталистической системы не исключает быстрого роста отдельных отраслей капиталистического производства. Экономика промышленно развитых стран капитализма, как уже отмечалось, переживает период глубоких структурных изменений, связанных с научно-техническим прогрессом. Поэтому выявление места и роли науки и техники в системе современного капитализма приобретает не только политическую актуальность, но и большой теоретический интерес.

Господствующий тип общественных  отношений определяет конечные цели и формы духовного производства, в том числе и научного. Но система научных исследований каждой страны имеет и свои, только ей присущие национальные особенности, формирование которых обусловлено своеобразием политического, экономического, социального и культурного развития, а также географической средой, традициями и обычаями. Системы научных исследований, как и любые другие, имеют свои системообразующие принципы, которые вырабатывают исторически и на первых этапах стихийно, неосознанно. Эти принципы определяют по существу организационную структуру системы научных исследований и дают ключ к пониманию специфики национальной политики той или иной страны в области науки.

Государственное вмешательство в область науки и техники в капиталистических странах в значительной мере определяется факторами внешнего порядка – соревнованием двух мировых систем, углублением взаимозависимости национальных хозяйств и международным разделением труда в капиталистическом мире, обострением межимпериалистического соперничества с использованием все в большем и большем масштабе научно-технических достижений для получения экономических, военно-технических и других выгод над конкурентами.

Стремление США к научно-техническому лидерству является претенциозной амбицией, которой в свое время был нанесен удар запуском первого советского искусственного спутника Земли, в результате чего в США сложилась ситуация, получившая название спутникового шока. Запуск советского спутника разрушил долголетний гипноз лидерства, вынудил американцев критически подойти к оценке собственных сил и возможностей. Но одновременно с этим государственные и политические деятели США, опираясь на научную элиту, взяли стратегический курс на возрождение прежнего представления о научно-техническом лидерстве своей страны. Они активно проводят его и в настоящее время: постоянно принимаются меры, направленные на идейно-политическую нейтрализацию и забвение достижений науки и техники в СССР.

Социально-философский анализ науки как социального института в системе современного капитализма автор стремится дополнить комплексно-науковедческим подходом. Научная деятельность раскрывается в контексте ее интеграции с социально-экономическими, политическими и идеологическими отношениями. В предлагаемой работе роль и место науки в системе общественных отношений капитализма рассматривается главным образом на примере США – лидера современного капиталистического мира.

 

[1] Программа Коммунистической Партии СССР: Новая ред. Принята  XXVII съездом КПСС. М., 1986. С.13.

[2] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч 1. С. 479.

[3] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 27. С. 320-321.

[4] Там же. Т. 34. С. 193.

[5] Там же. С. 192.

[6] Там же. С. 307.

[7] Там же. Т. 43. С.210.

[8] Горбачев М.С. Речь по случаю годового собрания Американо-советского торгово-экономического совета (АСТЭС) 10 декабря 1985. // Коммунист. 1985. № 18. С. 17.

[9] Государственно-монополистические комплексы Э(Теоретические и методологические проблемы) // Под ред. А.А. Демина, Н.В. Раскова. Л., 1979. С. 29. Подробно о процессах формирования и сущности государственно монополистических комплексов см. также: Шенаев В. Особенности государственно-монополистического капитализма в Западной Европе // Мировая экономика и международные отношения (далее – МЭМО). 1985. № 9.

[10] Information technology R and D: Critical trends a. issues. Wash., 1985. P. 207.

[11] Программа Коммунистической партии Советского Союза. С. 17.

[12] Благоволин С. Экспансия военно-промышленных комплексов на международной арене // МЭМО. 1985. № 10. С. 35.

[13] Программа Коммунистической партии Советского Союза. С. 21.

[14] Там же. С. 22.

[15] Там же.


СОДЕРЖАНИЕ


Категория: Капитализм, наука, политика: научное издание / А.М. Кулькин. | Просмотров: 280 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0