Кулькин, Анатолий Михайлович

17:43
Финансирование науки

2.1.2. Финансирование науки в ФРГ

С точки зрения политической организации государства – федерации образующих его субъектов – Германия и США внешне имеют сходство, но в плане управления наукой и ее финансирования они совершенно различны. Согласно германской конституции, образование и наука относятся к ведению не федеральных властей, а земель – субъектов Федерации. Федеральное правительство может финансировать научные учреждения и университеты только на основании специальных соглашений с землями. Статья 916 Конституции ФРГ гласит: «Федерация и земли могут на основе соглашений кооперироваться в планировании образования и в поддержке научных организаций и проектов супрарегиональной важности. Распределение средств регулируется соответствующими соглашениями» (24, с.1). В правительстве Федерации для урегулирования взаимоотношений с землями по этому поводу создана специальная Комиссия Союза и земель по вопросам планирования образования и поддержки исследований (Bund-Länder Comission for educational planning and research promotion). Комиссия, в свою очередь, разработала типовое соглашение, на базе которого центральное правительство и земли кооперируются в рассматриваемой области. Возможно, этот в какой-то степени анахронизм, объясняет тот факт, что государственное финансирование науки в ФРГ довольно долго оставалось в основном институциональным, т.е. деньги выделялись организации в целом, без определения направлений их использования. Институциональное финансирование и сегодня занимает здесь весьма заметное место. «Более четверти общей суммы государственного финансирования осуществляется в форме институциональной поддержки организаций, финансируемых совместно федеральным правительством и землями. Федеральное правительство предоставляет 2/3 этих денег» (там же).

Германия является самой крупной и экономически наиболее мощной страной Западной Европы. По данным Всемирного банка, ее ВВП превышает этот показатель Великобритании, Франции и Италии, не говоря уже о менее крупных западноевропейских государствах (см. табл.7).

 

 

Таблица 7 (24)

ВВП наиболее крупных стран Западной Европы,

трилл.долл.

Страна

1999 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.*

2005 г.*

Германия

2,1

2,0

2,4

2,45

2,47

Франция

1,4

1,4

1,8

1,93

1,95

Великобритания

1,5

1,6

1,8

1,72

2,00

Италия

1,2

1,2

1,5

1,72

1,96

* По ППС

Источник: Science & Engineering indicators. 2008.

Какую долю выделяет страна на науку, на ИР? В табл. 8 представлены общенациональные расходы ФРГ на указанные цели.

Таблица 8 

(25, с.14, 15)

Общенациональные расходы ФРГ на науку,

1999-2003 гг. (млн. евро)

Год

Расходы на ИР в текущих ценах, с учетом инфляции и как % от ВВП**

2000

50618

42323

2,49

2001

52002

42941

2,53

2002

53283

43284

2,51

2003*

53253

42877

2,5

2004*

67770

-

2,51

2005*

72280

-

2,58

2006*

72790

-

2,51

2007*

67770

-

2,51

* в млн. долл.

** Источник: Science & Engineering indicators. 2008.

 

Расходы государства составляют примерно треть общенациональных. В абсолютных значениях они представлены в табл.9.

Таблица 9

(25, с.14, 15, 37)

Расходы Федерального центра и Земель на ИР,

млн. евро

Год

Расходы Центра

Расходы Земель и иных источников

1999

8158,2

8516,4

2000

8345,7

8864,4

2001

9019,4

8817,3

2002

9017,9

9311,5

2003

9036,0

9549,3

 

Как важную тенденцию следует отметить тот факт, что расходы частного сектора на ИР растут быстрее, чем государственные, как это происходит и в других странах. Например, за период с 1998 по 2003 г. расходы государственного сектора выросли на 9,2%, а частного – на 24,8% (25, с.16).

В правительстве ФРГ три основных министерства, финансирующих науку: Министерство образования и науки, Министерство хозяйства и труда и Министерство обороны. Главным из них является Министерство образования и науки (Bundes Ministerinm für Bildung und Forßchung – BMBF). Штат его сотрудников насчитывает около 1000 человек.

В состав финансируемых Министерством образования и науки организаций входят несколько так называемых «обществ» имени того или иного ученого. Именно такие общества, крупные научно-исследовательские центры, являются становым хребтом «неуниверситетского государственного сектора немецкой науки» и наряду с исследовательскими университетами образуют основу научно-технического потенциала страны. Главные из них – пять центров, большинство из которых объединяют целый ряд исследовательских институтов, выступающих, в свою очередь, в качестве головных по отношению к своей группе. К числу этих «столпов» немецкой науки относятся:

1. Немецкая исследовательская ассоциация (Deutsche Farschungsgemineshafi – DFG);

2. Общество Макса Планка (Max-Plank-Geselschaft – MPG);

3. Общество Фраунхофера (Fraunhofer-Gesellschaft – FHG);

4. Ассоциация им. Лейбница (Leibnuz-Gemeinschaft – LG);

5. Ассоциация им. Гельмгольтца (Helmholtz-Geselschaft – HFG).

Последняя является самой крупной исследовательской организацией Германии, в него входят 15 научных центров с общим годовым бюджетом 2,2 млрд. евро и 24 тыс. сотрудников.

Все общества финансируются институционально, т.е. министерство выделяет каждому из обществ определенную сумму, и общества расходуют ее по своему усмотрению. Ученые сами решают, какие программы, проекты и т.д. финансировать. С 2001 г. эта система несколько изменяется, но определяющая роль ученых остается в силе.

Кроме перечисленных пяти основных центров BMBF совместно с землями финансирует семь германских академий наук (из 11 организаций, в названии которых фигурирует слово «академия»). Без участия земель BMBF финансирует Центр европейских исследований (Center of Advanced European Studies and Research); федеральные научно-исследовательские институты, курируемые другими министерствами правительства и занимающиеся проблемами, соответствующими профилю соответствующего министерства; а также 14 фондов, в свою очередь финансирующих проектные исследования, причем девять из этих фондов занимаются поддержкой молодых ученых и талантливых студентов (в их числе – фонд Аденауэра, фонд Генриха Бёлля, фонд Розы Люксембург и др.). Наконец, BMBF курирует Фонд немецких гуманитарных институтов за рубежом и его отделения в Риме, Париже, Лондоне, Вашингтоне и Варшаве; Немецкий институт исследований Японии в Токио и институты востоковедения в Бейруте и в Стамбуле.

Кроме «Обществ» и центров крупным звеном научного потенцала Германии, которое опекает государство, являются университеты. В конце XIX и начале ХХ веков немецкие университеты были лучшими и самыми авторитетными в мире, в Германию приезжали на учебу из Америки, России и других стран. Мировые войны, гитлеровский террор и антисемитизм «сломали» германские университеты, «обескровили» их в научном плане. В послевоенный период шел медленный и сложный процесс восстановления научного и образовательного потенциала, и сегодня они уже вносят значительный вклад в фундаментальную науку Германии. Однако «Меккой» образования, обретения опыта исследовательской работы на уровне доктора наук все еще остаются университеты американские, куда накануне Второй мировой войны из Германии бежали виднейшие ученые, нобелевские лауреаты с мировым именем.

Правительство ФРГ уделяет университетам огромное внимание и ставит перед ними задачу в ближайшие десять лет выйти на передовые позиции в мире, вернуть былую славу и силу.

Таблица 10

(25, приложение к вопросу 40)

Объемы государственного финансирования

ИР в университетах, млн. евро

Год

Сумма

Год

Сумма

Год

Сумма

Год

Сумма

1990

4635

1994

5210

1998

6754

2002

7915

1991

5803

1995

6546

1999

6877

 

 

1992

5995

1996

6789

2000

7045

 

 

1993

6031

1997

6759

2001

7378

 

 

 

 

Мы рассмотрели два из основных аспектов проблемы государственного финансирования науки Германии – сколько государство тратит и каким структурам, кому направляются его деньги. Третий аспект проблемы – цели, направления ИР, на которые расходуются государственные средства; приоритеты, оплачиваемые государством.

В качестве основного приоритета правительство и научное сообщество рассматривают фундаментальную науку. «Фундаментальные исследования являются основой всей системы ИР. Без них исследовательские работы прикладного характера потеряют базис» (25, с.31).

В соответствии с этой установкой правительства фундаментальная наука имеет в ФРГ всестороннюю государственную поддержку. В перечне приоритетов после фундаментальной науки следует уже ставший стандартным для современных развитых государств набор направлений, связанных с передовыми новыми и новейшими технологиями или обостряющимися в последние десятилетия нуждами общества. «Приоритетными с точки зрения государственного финансирования являются следующие области.

1. Технологии будущего, которые могут найти применение во многих отраслях и имеют высокий творческий и коммерческий потенциал: информационные и коммуникационные технологии; биотехнология; создание новых материалов; физические и химические технологии (включая оптические); современные энергетические технологии.

2. Научные направления, имеющие особое значение для человека и окружающей среды: здравоохранение и медицина; питание; сельское и лесное хозяйство; охрана окружающей среды.

3. Модернизация исследовательской инфраструктуры, оснащение исследовательских учреждений и высшей школы новейшим, в том числе крупным и уникальным оборудованием» (25, с.42).

Следует отметить, что власти Германии, как и правительство США, развивают интенсивную деятельность в направлении использования мер, сопоставимых с прямым финансированием. Направлены они в первую очередь на стимулирование инноваций, на ускорение внедрения новых достижений науки в жизнь, на их коммерциализацию. Все эти мероприятия ­– средство перевода экономики страны на инновационные рельсы, превращения ее в инновационную с целью упрочения и расширения позиций страны в конкурентной борьбе за мировые рынки новых технологий. Первостепенное значение в этом процессе имеет малый и средний бизнес. Правительство Германии всячески опекает его, особенно малые наукоемкие предприятия, «отпочковывающиеся» от университетов и крупных исследовательских центров. Инновационная направленность – это одна из основных характерных особенностей парадигмы современного научно-технического развития.

В заключение любопытно отметить нестандартный, специфичный для ФРГ факт. 28 июня 2005 г. министры – президенты земель утвердили документ, согласованный Совместной комиссией федерального правительства и земель по вопросам планирования образования и финансирования ИР, – «Пакт об исследованиях и инновациях» (Pakt für Forschung und Innovation). Временные рамки документа 2005-2010 гг. Подписывая «Пакт» государство обязуется стабильно наращивать финансирование науки (не менее 3% в год), а научное сообщество – повысить качество и результативность исследований, содействовать инновациям и укреплению позиций Германии в конкурентной борьбе на мировой арене. Университеты тоже выступили с «Инициативой совершенства», содержание которой аналогично содержанию Пакта. Совпадают и сроки – инициатива рассчитана до 2010 г.

 

2.1.3. Финансирование науки в Японии

Государственное устройство Японии относится к так называемому «дирижистскому» типу и резко отличается от федеративных систем США и Германии. Да и среди «дирижистских» моделей Япония обладает значительной спецификой, обусловленной историей страны, ее традициями, особенностями социальных отношений. Поэтому при анализе любой проблемы, касающейся взаимоотношений между японским государством и обществом, в том числе с наукой как сегментом этого общества, необходимо иметь в виду свойственную этой стране специфику, не имеющую прямых аналогов в западном мире. Один из ведущих российских японоведов, К.О.Саркисов, специально изучавший особенности государственного устройства Японии, рассматривает «японский тип» государственности как особый феномен. По его авторитетному мнению, японская специфика состоит «в том, что, особенно на зрелых этапах… государство рассматривалось не только как важнейший инструмент самоорганизации общества, но и как средство достижения максимальной эффективности всех социальных структур, их стабильности и коллективной солидарности. Интересы государства в большей мере, чем в других странах, согласовывались с интересами общества в целом. Его регулирующая роль в большей мере концентрировалась на соблюдении пропорций в распределении власти и богатства, консолидации общества в чрезвычайных обстоятельствах за счет не только жесткости вертикальной организации, но и определенной справедливости в возложении ответственности за судьбу страны на все сегменты общества, развитии морально-этических устоев, которые позволяли добиться единства нации, ее сплоченности и социальной мобильности» (64, с.84). В истории Японии немало примеров своего рода коллективных действий в национальном масштабе, и один из таких примеров – это послевоенное восстановление страны и «гонка» за мировыми лидерами в развитии экономики и овладении лучшими образцами техники и технологии того времени.

Важно отметить еще одну характерную черту, которая оказывает влияние на все стороны жизнедеятельности японского общества и, следовательно, на науке тоже. Японский социум мононационален и буквально пронизан патернализмом. Общество делится не столько на классы, сколько на разного масштаба группы, объединяющиеся по различным признакам (семья, деревня, фирма и т.п.) и стойко поддерживающие своего лидера. А высшей формой группы является вся нация, во главе с государством, которое до 1945 г. олицетворял император, считавшийся богом на земле. Статус бога он официально сложил с себя после военного поражения, но символом нации для большинства японцев остался, как остался и патернализм в целом.

Важность научно-технического потенциала правительство Японии особенно четко ощутило и поняло во время Второй мировой войны. Поражение Японии было обусловлено двумя причинами: прежде всего разгромом Советским Союзом  Квантунской армии, предопределившим капитуляцию Японии, и научно-технической отсталостью страны. Атомная бомбардировка была воспринята японцами как расплата за научно-техническую отсталость.

После войны Япония, едва восстановив хозяйство, буквально бросилась вдогонку США и Западной Европы в чем и преуспела, сотворив так называемое «японское чудо». Правда, это было сделано главным образом за счет заимствования американских и европейских технологий. Но к последней четверти ХХ в. Япония превратившаяся во вторую экономическую державу мира (после США), двигаться дальше за счет лицензирования и переработки чужих изобретений уже не могла. Собственная наука и техника, которым и до этого в послевоенный период уделялось большое внимание, становятся в ряд важнейших приоритетов страны. Для ее развития делается очень много: от социальных исследовательских программ, нарочито построенных по западному образцу до строительства в рекордно короткие сроки (1970-1980) целого города науки Цукуба. Характерно, что когда в начале 90-х годов в Японии разразился экономический кризис, так называемая «экономика мыльного пузыря» рухнула, и наступил длительный период стагнации, следы которого заметны до сих пор, Япония искала выход в наращивании расходов на ИР, справедливо полагая, что это создаст условия для новых успехов на экономическом поприще, послужит залогом перехода к инновационному развитию всех областей жизнедеятельности общества. Иллюстрацией сказанному служит табл. 10, где приведены данные о ВВП страны и ее общенациональных расходах на науку. Из таблицы видно, что ВВП топчется на месте, а расходы на науку растут год от года.

Таблица 10

ВВП и общенациональные расходы на науку Японии, млрд. долл.

 

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

ВВП

3319,7

3236,7

3423,3

3352,9

3904,5

4,007

 

Расходы на ИР

99,0

104,6

108,2

114,0

124,16

н/д

 

Источник: 26, с.92; 27, с.279; 36, т. II, с. А6-1, А4-6.

Откуда приходят деньги на ИР, как общенациональные расходы распределяются по источникам финансирования? Какова доля государства в этих расходах? Ответ на этот вопрос дает табл. 11.

Таблица 11

Государственные расходы на ИР, млрд. долл.

Год

Расходы

% от общенациональных расходов

2000

22,8

21,7

2001

23,2

21,0

2002

23,7

20,7

2003

23,1

20,2

2004

25,3

20,4

Источник: 26, с.93.

 

Из таблицы видно, что государство обеспечивает около 20% общенациональных расходов на науку. Основным «донором» является частный сектор, в первую очередь промышленность, ее доля составляет порядка 70-75%, немного добавляют частные университеты (5-7%) и зарубежные источники (менее 1%). В процентном отношении государство вкладывает в финансирование национальной науки меньше, чем в любой другой стране большой «семёрки». Японские источники объясняют это в основном небольшими расходами правительства на оборонные исследования, как и на оборону в целом. Япония, как известно, по конституции отказалась от ведения военных действий. Она не имеет армии в полном смысле этого слова, есть лишь так называемые «силы самообороны», незначительные в сравнении с другими государствами. На ИР военного плана Япония тратит порядка 130-150 млрд. йен в год, т.е. (к примеру, по курсу 2002 г.) около 0,9–1,0 млрд. долл. Это, конечно, верно, но в соотношении расходов государства и частного сектора проявляются и патерналистские мотивы. Государство заботится о тех, кто не может позаботиться о себе сам (университеты, государственные НИИ), а те, кто может это делать, должны обходиться своими силами (промышленность, сервисный сектор). Правительство много помогает промышленности, но главным образом не финансами, а тем, что выполняет большой объем прогностической работы: определяет национальные приоритеты, координирует деятельность секторов, организует и частично финансирует национальные исследовательские программы. Еще в 1962 г. Япония приняла закон, разрешавший промышленным фирмам кооперироваться для выполнения ИР на так называемой «доконкурентной» стадии. Закон вывел сотрудничество такого рода (совместные работы вплоть до создания и испытаний прототипа рыночной продукции) из-под антимонопольного законодательства. Это сыграло большую положительную роль в интенсивном наращивании промышленного потенциала страны, ее конкурентоспособности на мировых рынках, в успехах Японии на этих рынках. Основные конкуренты опоздали с аналогичными шагами лет на 20-25.

Вот мнение американских экспертов, специально изучавших японскую систему ИР. «Основная функция японского правительства состоит в том, чтобы выбрать или организовать и проконтролировать выбор приоритетных технологий, уменьшить экономический риск, обычно ассоциируемый с новой техникой, и помочь промышленным фирмам в организации крупномасштабного производства. Прямая финансовая поддержка правительством ИР в приоритетных отраслях промышленности менее важна, чем сам факт причисления им (правительством) той или иной отрасли к числу приоритетных. Существует целый ряд как осязаемых, так и скрытых выгод, которые «стекаются» к таким отраслям. Приоритетная отрасль приобретает престиж и всеобщее признание. Частные банки охотно предоставляют ей долгосрочные кредиты, потребители и поставщики склонны оказывать ей предпочтения, чиновники в различных правительственных организациях более отзывчивы и внимательны к нуждам тех фирм, которые относятся к приоритетным отраслям» (27, с.228).

Бюджет науки в Японии разбросан по всем министерствам, имеющим НИИ или иные исследовательские учреждения. Каждое министерство «потребляет» выделяемые ему средства внутри самого себя, практически ничего не отдавая на сторону. И государственный сектор в целом, считая государственные университеты и колледжи, осваивает практически весь бюджет в своих рамках. Лишь примерно 10% государственного бюджета науки направляется в частный сектор. Примерно такая же ситуация имеет место в частном промышленном и в университетском секторах. Первый, кроме собственных средств получает немного от государства и из зарубежных источников. Отдает он на сторону – университетам и государственным НИИ за отдельные проекты немногим более 1-1,5% собственных денег.

Такая, почти полная автаркия секторов науки – тоже специфично японская ситуация. Она свидетельствует о том, что государственная политика, предусматривающая кооперацию секторов, взаимную передачу технологий, совместные проекты, пока успеха не имела. В других странах движение денег между секторами гораздо интенсивнее, чем в Японии. В США, например, правительство передает в частный сектор около 30% своих ассигнований на науку, примерно столько же – в университеты, ему не принадлежащие, а в пределах государственного сектора расходует только 37-38%. В Германии в частный сектор уходит 14% правительственных ассигнований, в университеты – 46%, а в государственном секторе осваивается 40% (28, с.157).

Следует рассмотреть еще один аспект финансирования науки Японии – как выделяемые на нее средства распределяются по видам исследований. В табл. 12 показано распределение по трем категориям (фундаментальные, прикладные исследования и разработки) общенациональных расходов и расходов государства. Для того, чтобы продемонстрировать стабильность процентных соотношений (в общенациональных расходах) между видами ИР во времени, был рассмотрен достаточно длительный период (десять лет).

Таблица 12 (29)

Распределение объемов ИР по видам работ, %

 

Фундаментальная науки

Прикладная наука

Разработки

Год

общие расходы

расходы

государства

общие расходы

расходы

государства

общие расходы

расходы государства

1992

13,9

 

24,4

 

61,7

 

1993

14,8

 

24,0

 

61,2

 

1994

15,0

 

24,6

 

60,5

 

1995

15,5

 

24,5

 

60,0

 

1996

14,6

 

24,3

 

61,1

 

1997

14,3

21,3

24,4

31,8

61,3

46,8

1998

14,4

24,5

24,6

29,9

61,0

45,6

1999

14,6

25,0

23,5

27,9

61,8

47,1

2000

14,7

27,6

23,9

26,8

61,4

45,7

2001

14,6

30,6

23,4

24,1

62,0

45,3

 

Как следует из таблицы, государство увеличивает в своих НИИ долю фундаментальных исследований за счет прикладных. Но на распределении общенациональных расходов это мало сказывается, поскольку государственные расходы составляют примерно 1/5 общенациональных. В промышленности следующее распределение средств: фундаментальные исследования – около 6%; прикладные исследования – 20-21; разработки 72-73%. На протяжении десяти лет соотношения не менялись. В университетах наблюдается иная картина: 53-54% приходится на фундаментальные исследования, 36-37 – на прикладные и 9% на разработки.

В настоящее время завершены сроки второго базового плана развития науки и техники (30), он закончился в 2005 г.

План, как часть стратегии развития страны в XXI в., должен был стать значительным шагом на пути к тому, чтобы Япония сохранила и упрочила свои позиции. Для этого она должна быть «нацией, содействующей прогрессу мира путем созидания и использования научного знания; обладающей конкурентоспособностью на мировой арене и способностью к стабильному поступательному развитию; обеспечивающей безопасность и высокий уровень жизни своих граждан» (30, с.5).

Вот приоритетные направления развития ИР, которые должны обеспечить решение стоящих перед нацией задач. Во-первых, и это рассматривается как основное условие успеха, необходимо развивать фундаментальную науку. Япония продолжает прилагать усилия к тому, чтобы сломать традиционную рутину и создать открытую, конкурентную, творческую атмосферу в своих исследовательских центрах. В плане предусматриваются меры, которые должны содействовать решению этой проблемы, например, предоставление национальным университетам статуса «независимого административного учреждения», финансируемого государством, но обладающего бóльшими (чем раньше) правами распоряжаться своими средствами, решать кадровые вопросы и т.п.

Большие надежды возлагаются на расширение конкурсного финансирования проектов по заявкам конкретных ученых или организаций с рассмотрением и оценкой заявок по образцу американского Национального научного фонда. В качестве примера применения конкурсного финансирования можно назвать программу «Стратегический фонд для создания международных штаб-квартир науки в университетах», объявленную Министерством образования, культуры, спорта, науки и технологии. Программа начала  свою работу с 2005 г. Участие в ней может принять любой университет, частный или государственный и, если его заявка пройдет экспертный отбор, получить грант на пять лет, заключив с Министерством соответствующее соглашение. Далее, базовый план предлагал также постепенно заменять систему пожизненного найма контрактами на определенный срок, которые можно продлевать по желанию.

Особое внимание должно быть обращено на молодых ученых. Тем из них, кто проявляет выдающиеся способности, следует предоставить возможность продвижения по службе, возможность ускоренной карьеры. Короче говоря, ставится задача организационной перестройки науки по европейско-американскому типу. Как уже было отмечено выше, это делается уже не в первый раз, и пока особых успехов на уровне реальных дел, а не лозунгов, японцы не добились. Однако в плане говорится и о том, что, создав плодотворную творческую атмосферу в науке, Япония должна стремиться к широкому международному признанию ее достижений. Для этого она должна всячески содействовать «умножению числа японских ученых, получающих международные премии типа Нобелевской, и выходу по числу нобелевских лауреатов на уровень передовых европейских стран, для чего в течение 50 лет увеличить число японских получателей этой премии на 30 человек» (30, с.5). О реальности такой задачи составители плана, похоже, не задумывались.

Правительство Японии определяет две группы приоритетных направлений ИР. Четыре приоритета первой группы – это науки о жизни; информатика и телекоммуникации; изучение и охрана окружающей среды; нанотехнология и новые материалы. Определены также четыре приоритетных направления второго порядка, особо важных для жизнедеятельности страны: энергетика; технологии обработки изделий; инфраструктура и исследования «на границе известного», то есть изучение космоса и Мирового океана. Сами японцы, оценивая свой уровень ИР в областях первой группы, считают, что в науках о жизни, несмотря на некоторые успехи (расшифровка генома риса и некоторых микробов, клонирование домашних животных), в целом они отстают от США и Европы. В области информатики и телекоммуникации (ИТ) обгоняют их, особенно в разработке мобильных телефонов, оптических линий коммуникаций и ИТ терминалов, но уступают США лидерство в программном обеспечении и персональных компьютерах. В исследованиях окружающей среды Япония, США и Европа находятся примерно на одном и том же уровне, а в области нантехнологии и материаловедения Япония впереди, при этом они справедливо расценивают нанотехнологию как универсальный инструмент совершенствования всех других областей науки и техники (30, с.17-20).


Категория: Парадигма современного научно-технического развития | Просмотров: 167 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0