Кулькин, Анатолий Михайлович

17:43
Россия между двумя эпохами: индустриальной и постиндустриальной

2.1.4. Россия между двумя эпохами:

индустриальной и постиндустриальной

Определить место России в мировом инновационно-информационном процессе, используя только финансовые показатели развития науки, будет недостаточно обоснованной попыткой. Здесь необходим аналитико-синтетический подход с привлечением количественных показателей финансирования в их неразрывной связи с качественным содержанием.

Итак, показатели, характеризующие положение с финансированием науки в РФ, свидетельствуют о том, что она (Россия) находится в индустриальной эпохе. Обоснование этого утверждения мы дадим немного позже. Есть ли у нее шансы перехода на постиндустриальную модель социально-экономического развития? Попытаемся ответить на поставленный вопрос.

В настоящий момент этап общественного развития, который формируется в передовых странах мира, начиная с середины прошлого столетия, называют «становлением информационного общества» (ИО). Были и другие варианты (например, технотронное общество), но они постепенно отпали, а термин «информационное общество» фактически уже обрел статус официального, поскольку широко используется не только в средствах массовой информации, но и в документах правительственных и международных организаций. Более того, в ряде стран в последнее десятилетие появились и в настоящее время действуют на международном уровне государственные и межгосударственные программы, непосредственно нацеленные на развитие ИО, включение в процесс его строительства развивающихся стран и превращение этого процесса в глобальный, охватывающий подавляющее большинство государств мира.

Индустриальное общество, сменившее в ходе промышленной революции аграрное, в свою очередь уступает место постиндустриальному, первым шагом которого является общество информационное. Информатизация не становится самодовлеющей целью, она выступает как наиболее эффективное сегодня средство обеспечения научно-технического и социально-экономического развития.

В ИО особое значение приобретает качество труда, его квалификация. Информационной экономике нужны работники с высокой профессиональной подготовкой, широко образованные, способные участвовать в стратегическом планировании. Это меняет отношения между работниками и работодателями, придает им скорее партнерский, чем «эксплуататорский» характер. Работники становятся не рабочей силой, а человеческим капиталом предприятия. В связи с этим возрастает роль и ответственность системы образования на всех ее звеньях. Она должна обеспечить подготовку требуемого числа специалистов, включая научную элиту, и общий уровень грамотности населения, необходимый гражданскому обществу. Система образования насыщается информационными технологиями. Получают широкое распространение такие формы обучения в вузах, как дистанционное, двойное высшее. Формируется потребность в пожизненном образовании, которое позволило бы поддерживать или повышать социальный статус в условиях чрезвычайно быстрого изменения производственной базы, средств производства, орудий труда.

Однако наличие, распространенность и быстрое развитие информационных технологий не являются единственной особенностью современного общества, хотя его и называют информационным. Главный, на наш взгляд, его признак – это ведущая роль научно-технического потенциала во всей системе производительных сил. Отсюда второй часто употребляемый в литературе термин – общество знания или общество, основанное на знании. Новая роль науки как основы благосостояния общества наиболее весомым, бесповоротным и перспективным изменением, произошедшим в жизни человечества за последние примерно полтора века, оно не бросалось в глаза на фоне войн, революций и прочих крупных событий того периода, а происходило постепенно, без рывков, но постоянно. Ныне такие традиционные факторы, как размеры территории, климат, запасы полезных ископаемых отступают на второй план. «Вырастает новая экономика информационного века, в которой главным источником богатства являются не природные ресурсы и физический труд, а знания и коммуникации» (цит. по: 38, с.9).

Рассматривая характерные особенности ИО, хотелось бы подчеркнуть, что среди обществоведов единого отношения к этому термину и к современному этапу развития как к принципиально отличному от предыдущего нет. Термин явно связан с технологическим подходом. Но появление информационных технологий (ИТ) и их интенсивное распространение вполне сравнимо, допустим, с появлением и распространением электричества и электротехники во второй половине XIX – начале ХХ века во все отрасли производства и сферы услуг, в быт и бытовую технику. Революция электронная, а затем и электронно-вычислительная техника является прямым продолжением эволюции электрической. Но никогда не возникала идея назвать общество того времени «электрическим». Использовался более общий термин «индустриальное», отражавший и характер технологической базы и социальной структуры, и прочие аспекты общества тех времен. Информационная техника при всем ее бурном развитии фундаментальных изменений в социальную и политическую организацию общества не вносит. Многие футурологи считают, что XXI век станет веком не физики, каким был ХХ век, а веком биологии и соответствующих технологий. И как тогда называть общество? биологическим? На наш взгляд, термин «постиндустриальное» покрывает все грядущие времена. А внутри постиндустриального общества можно выделять отдельные этапы, связывая их (или не связывая) с той или иной технологией.

А теперь попытаемся коротко охарактеризовать ситуацию с информатизацией в Российской Федерации.

Россия не может и не должна изолироваться от мировых тенденций развития. Задача перехода к ИО стоит и перед ней. Как отметил Президент РФ, выступая перед Федеральным Собранием с посланием 16 мая 2003 г., «ни одна страна, каких бы размеров и какой бы богатой она ни была, не может развиваться успешно, если она изолирована от остального мира». Россия участвовала в принятии Окинавской хартии глобального информационного общества (июль 2000 г.), разделяет изложенные в ней идеи и готова внести свой вклад в достижение поставленных Хартией целей. Но, как и у любой страны, путь России в ИО должен отвечать ее национальным интересам и исходить из ее особенностей. Универсальных рецептов тут нет, есть лишь общие принципиальные ориентиры, определяющиеся изложенными выше характеристиками. Суть концепции развития ИО в нашей стране должна состоять в том, чтобы адаптировать эти ориентиры к конкретным российским социоэкономическим, социокультурным и государственно-политическим условиям.

Современные информационные технологии начала успешно развиваться в России вскоре после Второй мировой войны. Однако из-за ошибочных решений руководства страны этот процесс замедлился, и по-настоящему, хотя и крайне непоследовательно, мы вступили на путь информатизации лишь в конце 80-х – начале 90-х годов, когда были преодолены идеологические установки, рассматривавшие этот процесс как диверсию империализма. В ходе последовавшего десятилетия непродуманных, хаотичных реформ ИТ проникали в нашу страну, но процесс этот был неупорядоченным. Россия информатизировалась, но информатизировалась крайне однобоко, только как потребитель наиболее простых и популярных ИТ. Импортировались компьютеры, телефоны и телефонные станции, программное обеспечение, в том числе множество игр, игровых приставок, бытовая электроника и т.д. А в то же самое время разрушалась основа основ ИО – научный потенциал России, нищала и деградировала фундаментальная наука, разваливались, теряли кадры отраслевые научные центры, даже те из них, которые работали на самом высоком мировом уровне, опережая другие страны по ряду важнейших направлений. Условия для развития малого инновационного наукоемкого бизнеса не создавались, инвестиционный климат был крайне неблагоприятным. В России складывался олигархический, пронизанный сверху донизу криминалом, хищнический капитализм, бесчинствовала бюрократия и отчетливо проявлялись тенденции к местному сепаратизму, зрела угроза распада. И лишь в последние годы обстановка начала несколько меняться. К 2003 г. Россия прошла уже значительный отрезок по пути «потребительской» информации и по темпам роста таких показателей, как масштабы компьютерного парка, в том числе персональных ЭВМ, число подключений к Интернету, число хостов в Интернете, количество телефонов, особенно сотовых и т.п. обгоняет многие страны. В значительной степени оснащены информационной техникой банки, торговля, страховые учреждения, многие производственные организации, школы, библиотеки, вузы, административные органы управления, бухгалтерии, бурно развиваются интрафирменные сети.

Задача сегодня состоит не в создании неких новых принципов и подходов к информатизации российского общества, а в разработке конкретной реализуемой системы мер и последовательности их осуществления, определении размеров и форм государственной правовой, политической, финансовой и административно-организационной поддержки, призванной обеспечить выполнение намеченного. Такого рода программа должна разрабатываться на федеральном уровне, но содержать масштабный региональный компонент, а лучше – дополняться программами информатизации, разрабатываемыми в каждом субъекте федерации с учетом его специфики. При разработке такого рода материалов необходимо иметь в виду два важных концептуальных момента и в определенной мере ими руководствоваться.

Во-первых, традиционные отрасли хозяйства в ходе информатизации общества не разрушаются и не исчезают (нам все еще нужно питаться, одеваться, строить дома, дороги, производить оружие и т.д.), они технически и организационно преобразуются, на базе вторичных ИТ повышается уровень автоматизации, сокращается число работников, растет объем выпуска, отрасли превращаются в наукоемкие. Распространенный тезис о том, что Россия должна перестать быть ресурсодобывающей страной и стать обществом высоких технологий, не следует воспринимать как противопоставление различных секторов экономики.

Во-вторых, необходимо постоянно учитывать, что догоняя, повторяя и заимствуя, догнать, а тем более вырваться вперед, невозможно. Опираясь на науку, на ее фундаментальные достижения, необходимо ставить цели и намечать параметры, превосходящие уже достигнутые где-либо в мире. Экономика, основанная на знании, еще настолько молода, что мы видим первые проблески ее отдаленных последствий. Определяя научно-технические вехи информатизации России, надо заглядывать в завтра, иначе нам не встать в один ряд с ведущими державами современности.

Все сказанное выше позволяет наметить ряд основных направлений развития ИО в России:

1. Сохранение и всемерное развитие научно-технического потенциала страны. Российская наука сегодня в очень трудном положении: нищенская зарплата, утрата престижа профессии ученого, утечка умов, разрыв поколений. В РФ в 1998 г. доктора и кандидаты наук в возрасте до 39 лет включительно составляли всего-навсего 13,3% от общей численности этой категории исследователей. В группе от 40 до 49 лет их было 25,1%, а от 50 и старше – 61,6%, в том числе 60 и старше – 30,6%. В США возрастная структура по соответствующим группам выглядит совершенно иначе: 43,6%; 29,6% и 24,3%, в том числе 6,3%. При этом динамика этих показателей у нас и в Америке, да и в других развитых странах противоположна (39, с. 125). Это очень опасная тенденция, и ее необходимо переломить, иначе мы дальше потребительской информатизации никогда не пойдем. Науке нужны молодые кадры, пока еще есть кому их научить (скоро будет некому!), новейшее оборудование, достойное финансирование. Нынешнее правительство этих проблем не решает, создавая тем самым очень серьезную угрозу будущему страны. Россия тратит на ИР в 26 раз меньше, чем США, в 9,6 раз меньше, чем Япония, в 4,5 раза меньше, чем Германия. С такой финансовой базой претендовать на сколько-нибудь солидное место в мировом инновационно-информационном процессе нереально (40, с. 42–43).

2. Политическое руководство России в течение последних 20 лет не уделяло внимание науке и не оказывало ей финансовой поддержки, которой она заслуживала. Тем самым оно (руководство) упустило из поля своего зрения кардинальные изменения, происшедшие в сфере научной деятельности. Научные исследования с их инфраструктурой превратились в современном обществе в сложную индустрию по воспроизводству научных знаний, которая по своим интеллектуальным, финансовым и материальным ресурсам обрела масштабы, сопоставимые, например, с обороной страны. Раньше, повторим, неограниченные научные, финансовые и материальные ресурсы направлялись ведущими государствами мира на гонку вооружений, а теперь – на создание мощного научно-образовательного потенциала, который является основой могущества государства той или иной страны, сумевшей создать такой потенциал. Основным критерием оценки деятельности российского правительства является его отношение к науке. Оно должно в кратчайший срок создать в стране динамичную и эффективную систему поддержки научно-технической деятельности. Без нее все попытки создать региональные инновационные комплексы, а тем более общероссийскую систему, нереальны.

3. Сохранение и развитие системы образования, среднего, особенно высшего. Ситуация здесь с научным потенциалом и профессорско-преподавательским составом немногим лучше, чем в науке в целом. Коммерциализация обучения часто сопровождается падением его качества, иногда до абсолютно неприемлемого уровня. Информатизация высшей школы должна идти параллельно с созданием исследовательских университетов, способных конкурировать с лучшими мировыми вузами типа Кембриджа, МТИ, Калтеха, с развитием научно-образовательных центров, а также с превращением лучших вузов страны в инкубаторы малого наукоемкого инновационного бизнеса.

4. Радикальные изменения к лучшему инвестиционного климата в стране. Необходимо решительно переломить ситуацию, отпугивающую зарубежный капитал, ситуацию, при которой насквозь коррумпированная чиновничья бюрократия, с одной стороны, и криминал – с другой, продолжающийся передел собственности, сплошь и рядом незаконными и квазизаконными способами, недостаточная политическая нестабильность выталкивают из страны национальный капитал, заставляя его хищнически вести хозяйство и очень солидную часть своих операций и доходов уводить в тень. Здесь, в первую очередь, необходимы меры законодательного характера: «кнут» по отношению к чиновничеству и преступности и «пряник» для потенциальных инвесторов.

5. Обеспечение технической самостоятельности России в разработке базовых информационных технологий и производстве микроэлектроники, образующей основу всех коммуникационных систем. Без собственной элементной базы мы обречены на вечное «потребительство» и отставание. Сегодня, продавая лучшие в мире по своим летным качествам истребители, мы вынуждены ставить на них импортную авионику, и аналогичная ситуация часто складывается с другими видами вооружений.

6. Использование всех возможностей ИТ и других наукоемких технологий для достижения и/или укрепления ведущих позиций в тех областях, где мы либо сохраняет еще техническое лидерство и имеем научный задел, либо благодаря природным богатствам и географии страны имеем возможность выйти в лидеры на международном уровне. К таким областям относятся:

- в атомной энергетике создание реакторов четверного и пятого поколений с автоматизированной системой контроля безопасности, полной переработкой и утилизацией отходов АЭС;

- добыча и глубокая переработка, а также транспортировка энергоносителей. Необходимо добиться с помощью внедрения вторичных ИТ того, чтобы наши запасы эксплуатировались эффективнее и экологически безопаснее, чем это делается в других странах. То же самое относится к добыче и переработке других видов полезных ископаемых, а также иных природных ресурсов – леса, рыбы и т.д. Сегодня во многих этих отраслях царят хищничество и воровство;

- разработка новейших видов вооружений, а также гражданского авиастроения, кораблестроения, в том числе судов на подводных крыльях и вездеходов;

- развитие космической техники и ракетостроения;

- использование географического положения России в качестве «моста» между Европой и Юго-Восточной Азией, Европой и Северной Америкой в качестве территории, над которой проходят кратчайшие трассы авиатранспорта из Северной Америки в Азию. Для этого следует сосредоточить мощь наукоемких технологий на развитии скоростного железнодорожного транспорта и на оборудовании воздушных коридоров север-юг. При надлежащем инвестиционном климате в стране для такого рода проектов несомненно найдутся состоятельные зарубежные партнеры;

- ускоренное развитие индустрии программирования, которое уже достаточно давно составляет одну из сильных сторон нашего научно-технического потенциала, но которому не хватает масштабности;

- возрождение и развитие всех современных направлений биологической науки, в том числе биотехнологии, генетики и генной инженерии, молекулярной биологии и т.д. Все эти дисциплины не могут прогрессировать без мощной поддержки ИТ. Любая, претендующая на заметную роль в международном потенциале страна должна обладать сильными позициями в науках биологического профиля;

- как можно более масштабное внедрение ИТ в медицину и здравоохранение, импорт новейших приборов, установок и методик, организация совместных предприятий, собственных фирм, любых форм, позволяющих решать проблемы данного направления;

- продолжение компьютеризации всех уровней государственного управления в стране – федерального, регионального и местного. Обучение (со сдачей обязательных для соответствия должности экзаменов) всех чиновников компьютерной грамотности, включая методы компьютерного моделирования и анализа объектов управления и процессов управления соответствующего уровня.

В заключение раздела о государственном финансировании науки приведем сводную таблицу, демонстрирующую расходы стран «большой восьмерки».

Таблица 13  

Общенациональные расходы на науку стран

«большой восьмерки», 2008 г., млрд. долл. (2000 г.)

Страна

Общенациональные расходы на ИР,

млн. долл., курс ППС

Отношение расходов страны к расходам РФ, разы

Канада

19,4

1,2

Франция

35,9

2,4

Германия

53,8

3,5

Италия

16,7

1,1

Япония

107,7

7,1

Великобритания

28,8

1,9

США

274,2

18,0

Россия

15,2

1*

  Источник: 37, т. II, с. А4-61.

* По данным С.Миронина (статья «Почему Китай обгоняет Россию», http.www.contr-tv.ru/common/2298) в настоящее время этот показатель равен 1,29%.

Данные таблицы говорят сами за себя и не требуют особых комментариев. Россия уступает всем другим странам «восьмерки», при этом следует учитывать, что курс ППС является наиболее «щадящим» для РФ, любой другой вариант дал бы еще менее утешительную картину. Следует также иметь в виду и соотношение численности населения. По этому показателю Россия уступает в «восьмерке» только США и не намного превосходит Японию, но население всех остальных государств гораздо меньше по численности, чем в РФ (41). К примеру, население Канады всего 31,6 млн. человек – меньше, чем население Московского региона, но и эта страна выделяет на ИР больше средств, чем Россия. Сравнивая данные за 2002 и 2003 гг., можно отметить хоть и небольшой, но положительный сдвиг в пользу РФ. Является ли это устойчивой тенденцией – покажет время. Решающий фактор – укрепление национальной промышленности и частного сектора в целом, его позиция по отношению к науке, его потребность в инновациях, востребованность науки со стороны экономики.

Возвращаясь к оценке государства, как одно из основных, если не основного внешнего фактора, определяющего современную ПНТР, подчеркнем, что его роль отнюдь не сводится к участию в обеспечении науки ресурсной базой. Эта функция, хоть и может рассматриваться как концентрированное, суммарное выражение всех остальных, последние не заменяет. Сегодня государство выступает по отношению к науке по крайней мерев шести ипостасях:

- как законодатель, устанавливающий фундаментальные правовые основы функционирования общества в целом и конкретные нормы, регулирующие деятельность каждого его сегмента, в частности – научно-технического;

- как один из главных источников средств на научные исследования и разработки;

- как крупный заказчик и потребитель технической продукции, в том числе единичной и уникальной;

- как важный субъект научно-технической деятельности (государственный сектор ИР);

- как координатор совместной деятельности всех секторов, направленных на развитие национального научно-технического потенциала в целом;

- как политическая сила, способная в значительной мере определить отношение всего общества к проблемам развития науки и техники.

Первая из перечисленных ролей государства – законотворчество – уникальна, никто кроме него законов и подзаконных актов не издает, во всех остальных случаях оно выступает как одно из действующих лиц наряду с частными фирмами и корпорациями, различными фондами, общественными организациями, политическими партиями, однако всегда его влияние является весомым, а зачастую решающим. Любопытно проследить, как интенсивность законотворчества, касающегося научно-технической сферы, возрастала со временем в последние приблизительно два столетия. В одном из докладов рабочей группы специалистов, готовивших материалы для рассмотрения вопросов научно-технической политики на заседании Конгресса США приводится перечень законодательных актов, принятых в период с момента создания этого государства по 1984 г., и так или иначе связанных с развитием научно-технического потенциала страны. При анализе перечня обращают на себя внимание два момента. Во-первых, примечательно, что американское государство рассматривало заботу о прогрессе науки, литературы и искусства как одну из своих функций буквально с первых дней обретения независимости. При обсуждении проекта конституции высказывалось много предложений о создании национальных университетов, семинаров, научных обществ, системы наград, субсидий и т.д. Правда, в саму конституцию 1787 г. вошло лишь одно прямое упоминание о науке: «Конгресс облекается властью содействовать прогрессу науки и полезных искусств путем закрепления за авторами и изобретателями на ограниченный срок исключительного права на их произведения и изобретения» (статья 1, раздел 8) (цит. по: 31, с.79). Но многие из упоминавшихся инициатив были реализованы помимо конституции. Во-вторых, четко прослеживается тенденция роста числа законодательных актов по проблемам науки и техники по мере приближения к нашим дням. Всего в перечень включены 356 документов от крупных законов до мелких указов о переименовании какого-либо административного подразделения или даже материалов слушаний в комитетах и подкомитетах Конгресса, которые законами как таковыми не являются. К периоду 1787-1900 гг. относятся всего 24 документа, т.е. в те времена Конгресс и президент рассматривали связанные с наукой и техникой проблемы далеко не каждый год. За 1901-1941 гг. документов было 76, уже больше, чем лет в указанном отрезке времени. За 1945-1970 гг. – 113 документов, за 1971-1984 гг. – 143, больше десятка на каждый год периода. Проблемы роста научно-технического потенциала, укрепления его связей с народным хозяйством, повышения эффективности ИР, обеспечения на этой основе конкурентоспособности страны, вопросы подготовки кадров исследователей сегодня практически не сходят с повестки дня законодательных органов передовых стран мира.

Перейдем к рассмотрению второго из основных внешних факторов, определяющих парадигму современного научно-технического развития – взаимодействия науки с широкой общественностью, отношению последней к науке и ее роли в обществе.


Категория: Парадигма современного научно-технического развития | Просмотров: 177 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0