Кулькин, Анатолий Михайлович

18:22
Система образования

4.3. Система образования – стратегический фактор развития науки

Наука и образование органично взаимосвязаны, более того, не могут существовать друг без друга. Изначально Российская академия наук представляла собой сообщество, члены которого составляли научную элиту общества, будучи носителями культуры и образованности. Это было возможно до тех пор, пока дисциплинарно-академический тип научной деятельности в Академии наук и в высшей школе соблюдался в полной мере. Этот тип деятельности представляет собой органическое соединение в одном лице двух видов деятельности: исследовательской, требующей от профессора-исследователя новых научных результатов, и академической, когда от профессора-преподавателя требуется передать новому научному поколению свои исследовательские результаты и другие профессиональные навыки. Дисциплинарно-академическая структура неизбежно формирует в человеке, посвятившем себя этому роду деятельности, качества исследователя, учителя (педагога), теоретика и историка в пределах своей дисциплинарной деятельности. В процессе институционализации принципа «исследование для обучения и обучение для исследования» сформировалось завершающее звено подготовки научных кадров – институт личной школы, который постепенно (в разных странах разными путями) оформляется в институт аспирантуры.

Дисциплинарно-академическая структура обеспечивает необходимое условие прогресса и науки, и образования. Нравственный и творческий климат здесь создают выдающиеся ученые. Так было. Однако постепенно под давлением административно-бюрократической системы управления, утвердившейся в России советского периода, произошла деформация дисциплинарно-академической структуры научной деятельности, расчленение ее единого целого на две части: на «исследование без обучения» (Академия наук) и «обучение без исследования» (высшая школа), между которыми воздвигли непреодолимые ведомственные барьеры, которые сохранились до сих пор. Контакты между ними возможны были только с санкции околонаучной бюрократии. В конечном итоге Академия наук, как и высшая школа, утратив все ценное, что имел дисциплинарно-академический тип научной деятельности, превратились в ведомства, а их научные сотрудники и профессорско-преподавательский состав – в государственных служащих. «Исследования без обучения» приобретают узкоспециализированный характер, и, как следствие этого, многие представители академического сообщества утрачивают способность широко теоретически мыслить. «Обучение без исследования» приводят к резкому снижению профессионального уровня учебного процесса, потому что происходит духовная и профессиональная деградация института профессуры. Безликие, малосодержательные лекции становятся нормой. В конечном итоге система образования вошла в кризис.

«Образование, которое мы можем потерять». Кризис среднего образования мы «сотворили» собственными руками. Советская система образования считалась одной из лучших в мире. Это вынуждены были признать США и страны Западной Европы после запуска в СССР первого спутника Земли. США провели тщательное изучение причин впечатляющего успеха Советского Союза в освоении космоса и пришли к выводу, что проиграли русским соревнование в космосе прежде всего «за школьной партой». Осознав свое поражение, США отреагировали решительно и быстро, выделив крупные финансовые ресурсы на улучшение всей «цепочки» – от средних школ до университетов и государственных научных центров. Тогда как политическое руководство СССР от успехов в космосе утратило чувство политической и экономической реальности, позднее последовал распад СССР, приведший к десятилетию великого разгула организованной преступности, коррупции и криминала. Все эти годы российским правительствам было не до образования.

Вместо того, чтобы сохранить советскую систему школьного образования, провести ее адаптацию к новым условиям, у чиновников-реформаторов появилась идея единого государственного экзамена (ЕГЭ). Так называемая модернизация среднего образования, которую сегодня проводят под знаком аббревиатуры ЕГЭ, ликвидирует многие из его (образования) положительных сторон, сохранившихся с прошлых лет. Вместе с тем больше обсуждаются формы организации образования, чем его содержание. Протесты школьных преподавателей чиновники министерства просто игнорируют.

Какие главные цели перехода к ЕГЭ? Первая декларируемая цель – облегчение жизни выпускников школы (вместо выпускных и затем вступительных экзаменов, они будут сдавать только один ЕГЭ). Цель не достигнута, вернулись к двухэтапным экзаменам. Кроме ЕГЭ дополнительно ввели два обязательных экзамена: контрольную работу по математике и сочинение по литературе (точнее, три этапа – большинство вузов будут проводить дополнительные к ЕГЭ испытания). Вторая цель – уравнивание школьников, живущих в различных регионах страны, в правах (сдав ЕГЭ, школьник из маленького далекого села сможет поступить, например, в МГУ). Цель вряд ли осуществима. Кроме сдачи ЕГЭ, он должен еще иметь достаточно денег для того, чтобы доехать до МГУ, и, тем более, для того, чтобы там учиться. Третья и, по словам идеологов ЕГЭ, самая важная цель – это борьба с коррупцией в системе образования, так как ЕГЭ сдают на «чужой территории», в обезличенной форме, договориться с учителем и получить завышенную оценку будет невозможно, а в вузе отбор будет идти по принципу рейтинга – у кого больше баллов, тот и поступает. Цель не состоятельна и вызывает большое сомнение ее реализация по другой причине. Борьбу с коррупцией необходимо вести во всех сферах деятельности, но начинать ее следует не с системы образования, а с коррупции чиновников, прочно обосновавшихся в государственном аппарате. Ликвидировать ее в системе образования не составит труда, когда власть уничтожит коррупцию в системе государственного управления.

Итак, цели перехода к ЕГЭ носят декларативный характер, не имеют научного обоснования. Поэтому анализировать «ЕГЭ и содержание образования» бессмысленно. Попытки использовать опыт зарубежных стран в качестве аргумента в пользу ЕГЭ вообще не состоятельны, потому что во всех цивилизованных странах в ближайшей перспективе грядут реформы существующих систем научных исследований и образования.

Напомним, что США проиграли русским соревнование в космосе прежде всего «за школьной партой». Об этом историческом факте надо помнить. И делать выводы для себя. В настоящее время идет соревнование за создание современного научно-образовательного потенциала. Оно по значимости не уступает соревнованию в космосе. Теперь Россия может проиграть «за школьной партой» свое будущее – стать страной высоких технологий.

Единый государственный экзамен, ставший обязательным для выпускников всех школ, следует рассматривать как временный и весьма неудачный эксперимент. ЕГЭ – это скрытый механизм, конечный результат действия которого приведет к деградации всей образовательной системы. В ближайшей перспективе правительство России будет вынуждено признать свой стратегический просчет и, будем надеяться, поступит решительно и быстро, как США, осознав свое поражение в космосе, и выделит крупные финансовые средства на улучшение деятельности всей «цепочки» – от средних школ до университетов и государственных научных центров.

В течение более 20 лет существующие системы образования и науки как в России, так и в зарубежных странах, находятся в тупике. Традиционные университеты не в состоянии подготовить специалистов, отвечающим запросам рынка высоких технологий. Поэтому стали появляться корпоративные университеты – это вузы нового типа, ставшие важнейшим инновационным фактором подготовки кадров, обновления и дополнения традиционных образовательных структур. Корпоративные университеты занимаются образованием, профессиональной подготовкой и переподготовкой кадров в соответствии с конкретными потребностями компаний. В настоящий момент только в США 100 корпоративных университетов. По данным американской консультативной группы, занимающейся проблемами корпоративных университетов, за последние 15 лет их число в мире увеличилось с 400 до 2 тыс., а к концу следующего десятилетия их число может превысить 3,7 тыс. (11).

 За годы своего существования многие корпоративные университеты в США превратились в громадные многонациональные учебные заведения с многочисленными студенческими городками, осуществляющие дорогостоящие учебные программы и научные исследования, включая создание программ по подготовке кадров для инновационного обучения персонала.

Чем вызвано появление корпоративных университетов? Тем, что традиционные университеты, большинство из которых являются исследовательскими, крайне медленно, с точки зрения руководства корпораций, реагируют на запросы рынка. К тому же еще часты случаи сопротивления внедрению новых систем обучения, таких как ускоренные и модульные курсы, вечернее образование и занятия по выходным, так же как использование техники дистанционного обучения. Кроме того, еще одно обстоятельство не позволяет традиционным исследовательским университетам активно адаптироваться к изменениям, – это их консерватизм, направленный на защиту возможности проводить фундаментальные исследования – их главного предназначения.

Учитывая это обстоятельство, многие корпорации стремясь преодолеть изоляционизм в подготовке кадров для своих нужд, устанавливают партнерские отношения с традиционными университетами. Так, в США 12 ведущих корпораций совместно с 15 университетами, объединенными в Ассоциацию непрерывного инженерного обучения, создали новый тип учебного заведения – Национальный технологический университет. Формирование корпоративных университетов происходит и в других странах, в том числе и в России. Этот процесс приобретает международный характер.

Усиление конкуренции со стороны альтернативных учебных заведений и образовательных систем заставляет традиционные высшие учебные заведения по-новому оценивать свои конкурентные возможности в борьбе за учащихся на формирующемся в настоящее время мировом рынке образовательных услуг.

Корпоративные университеты – это одна из организационных форм обучения, направленная на преодоление узкой специализации традиционных университетов и на утверждение принципа междисциплинарности в системе образования. Поиск новых, междисциплинарных, организационных структур науки и образования наблюдается во всех цивилизованных странах, в том числе и в России. Мы уже выше говорили об опыте междисциплинарной подготовки кадров в РНЦ «Курчатовский институт». Представляет большой интерес и опыт других вузов. Так, программа по физике наносистем МГУ состоит из блоков, которые включают в себя фундаментальные аспекты нанотехнологий и наносистем, физические и химические методы их создания и исследования. В основе программы – физика, но выпускники будут свободно ориентироваться и в химических и биологических подходах к анализу и синтезу на микроуровне. Окончив обучение, они станут высококонкурентными специалистами междисциплинарного типа. Подобная структура в МГУ – факультет наук о материалах – изначально была задумана как междисциплинарная. По аналогии с этим факультетом был создан факультет биоинженерии и биоинформатики. Важным событием в обеспечении междисциплинарности образования стало создание в МГУ Научно-образовательного центра  (НОЦ) по нанотехнологиям. Сейчас в рамках НОЦ в МГУ читается общий курс лекций «фундаментальные основы нанотехнологий» для третьекурсников естественно-научных факультетов. По итогам этой работы будут отобраны студенты для обучения на четвертом и пятом курсах по трем межфакультетским специальностям. В настоящий момент (четвертый квартал 2009 г.) подготовку специалистов в области суперкомпьютерных технологий в МГУ ведут четыре факультета и научно-исследовательский вычислительный центр.

По поручению президента РФ МГУ разворачивает программу подготовки специалистов для работы с суперкомпьютерными технологиями – проект «Кадровое обеспечение суперкомпьютерных технологий». Его назначение – формирование национальной системы подготовки кадров для суперкомпьютерных технологий. В связи с этим многообещающим фактором является создание в декабре 2008 г. суперкомпьютерного консорциума университетов России. Его соучредители: МГУ им. М.В. Ломоносова, ННГУ им. Н.И. Лобачевского, Томский и Южно-Уральский университеты. Консорциум открыт для всех желающих включиться в работу: на сегодня он объединяет 20 университетов, и кроме них в его состав в качестве ассоциированных членов вошли академические институты и коммерческие компании (12).

Цель создания консорциума – эффективное использование имеющегося потенциала высшей школы для развития и внедрения суперкомпьютерных технологий в российском образовании, науке и экономике.

Университеты, работающие по «схеме «4+2»: четыре года обучения – бакалавриат и два года – магистратура, могут сохранить или обрести статус престижного учебного заведения, если создадут междисциплинарную магистратуру. Не следует забывать, что бакалавриат и магистратура – организационная образовательная структура прошлых веков. Она порождена эпохой узкой специализации научных исследований.

В настоящий исторический момент глобального социально-экономического развития на первый план выходит подготовка квалифицированных кадров принципиально нового типа, владеющими не одной, а несколькими специальностями. Это безусловное требование парадигмы современного научно-технического развития.

4.4. Философское эссе по результатам исследования

Попытки интегрировать, получить  качественно новое знание, методом нанокомпьютерного моделирования исследовательские результаты, полученные при узкой специализации, по физике, химии, биологии, медицине и т.д. приводят к формированию киберинфраструктур, которые обретают особую социально-философскую значимость. Дело в том, что наука с ее тенденцией междисциплинарного сотрудничества моделирует глобальное информационное общество – прообраз глобального гражданского общества и это сходство только усиливается с появлением и наращиванием в современной реальной действительности киберинфраструктур. Так, в глобальном информационном обществе центральную роль играет компьютерная коммуникация – язык в виде компьютерной коммуникации. Она (компьютерная коммуникация) уже повлияла на национальные языки, которые в той степени, в какой они вовлечены в глобальное информационное общество, приобретают мобильность, лаконичность и новую тональность, формируя феномен глобального компьютерного сообщества, где складывается некое новое взаимопонимание.

Подобным образом, в современной науке постепенно, пока еще в скрытом виде, формируется междисциплинарное сообщество, вырабатывающее свой язык – новый язык научной коммуникации, способствующий преодолению профессиональных языков, порожденных узкой специализацией, и достижению взаимопонимания участниками междисциплинарного сотрудничества.

Важнейшая особенность коммуникации – не только в науке, но и в человеческой культуре вообще – состоит в том, что ее эвристика в смысле возникновения цепочки взаимопонимания, нового понимания, нового знания может проявиться лишь тогда, когда коммуникация не разовая, но пролонгированная во времени, когда она представляет процесс, последовательность коммуникаций. Собственно, так и организована социальная коммуникация, о которой мы обычно не задумываемся, участвуя в ней ежедневно. Разовая коммуникация ничего не прояснит для ее участников, не сдвинет их взаимопонимание с места – каждый участник просто не успеет прийти к взаимопониманию, останется при своем понимании, и развитие не состоится. Общество, где коммуникация подавляется или каким-то образом ограничивается, начинает пробуксовывать в развитии, не накапливая нового интерсубъективного знания и, тем самым, угрожая собственному самосохранению. Поэтому общество из инстинкта самосохранения стремится к расширению и демократизации коммуникации как фундаментального механизма своего развития через рост взаимопонимания, т.е. рост интерсубъективного знания. Несвободная же, ограниченная коммуникация – это разобщение людей, которые испытывают дефицит креативного интерсубъективного смыслового поля.

В связи с этим современные процессы информационной глобализации фундаментально позитивны, поскольку беспрецедентно облегчают коммуникацию и, следовательно, должны вести к росту взаимопонимания – интерсубъективного смыслового поля в глобальном масштабе, создавая небывалый импульс к развитию. Институт науки – не просто часть, но модель общества, подверженная всем структурным перестройкам общества, в том числе структурной перестройки, связанной с процессами информационной глобализации. Междисциплинарная коммуникация в современной науке – это адекватный ответ на информационную глобализацию, ответ в виде профессиональной коммуникации, опирающейся на компьютерное моделирование исследовательских процедур. Притом, что коммуникация в социальной системе «наука» всегда играла такую же фундаментально важную роль, как и в системе «общество» – просто до компьютерных технологий междисциплинарное исследовательское поле создавала математика, которая обслуживала коммуникацию в науке вообще и междисциплинарную коммуникацию в частности. Наука – по крайней мере, когда она стала институтом – всегда продвигалась коммуникацией, причем коммуникацией глобальной, настоящая наука всегда была мировой наукой. Научные результаты только тогда чего-нибудь стоят, когда они признаны мировым научным сообществом, проходят экспертизу в мировой коммуникации ученых. Подобная обычная в науке экспертиза облегчена тем, что, как правило, эксперты представляют ту область знания, в которой получены подлежащие экспертизе результаты, и все эксперты, разделяя единый общепризнанный объем знания, не затрудняются в понимании оцениваемого исследовательского проекта. Иное дело, когда экспертная коммуникация происходит в междисциплинарной области – тогда каждый участник коммуникации обладает лишь частичным знанием в ходе исследования, знанием своей части работы. В этой ситуации требуется уже прямая и систематическая коммуникация с тем, чтобы непосредственно обмениваться информацией для выстраиваемого в рабочем порядке интерсубъективного смыслового поля, которого в данном случае нет. Это интерсубъективное смысловое поле выстраивается всякий раз заново, под конкретный проект – оно неповторимо и потому креативно, его появление и развитие есть одновременный рост и взаимопонимания, и нового знания.


Категория: Парадигма современного научно-технического развития | Просмотров: 199 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 5.0/1