Кулькин, Анатолий Михайлович

22:52
Экспертная оценка нового Устава Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ)

Приложение 3

Экспертная оценка
нового Устава Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ)

Кратко о предыстории нового устава. Рассмотрим казусы, зафиксированные в 2011 г., до утверждения устава Постановлением Правительства РФ (12 февраля 2012 г.). Казусы продолжаются и в текущем 2013 г.

Речь идет о ежегодных изменениях классификатора раздела «Науки о человеке и обществе», являющегося составной частью общего классификатора РФФИ. Ежегодные изменения классификатора этого раздела вызывают недоумение из-за своей безграмотности. Он не вписывается в глобальную парадигму технологического и социально-экономического развития, одним из проявлений которой является становление и развитие информационного общества (ИО). Поиск тенденций и закономерностей формирования ИО по вышеназванному разделу классификатора невозможен.

Поэтому необходимо восстановить классификатор РФФИ раздела «Науки о человеке и обществе» в редакции 2009 г., который ориентирует исследователей на поиск новых путей, ведущих к созиданию, строительству глобального информационного общества. В новом уставе РФФИ допущен стратегический просчет, масштаб и последствия которого мы намерены исследовать.

Схема управления РФФИ очень близка к схеме, принятой Национальным научным фондом (ННФ) США. Его высшим органом является Совет фонда, который имеет все полномочия решать основные вопросы научной политики, финансовой и организационной деятельности. В его состав входят председатель фонда, два его заместителя, ответственный секретарь и 24 члена Совета – ученые, представляющие различные области знания, работающие в исследовательских организациях разных ведомств и разных регионах России. Председатель фонда назначается президентом РФ, а члены Совета – правительством. Последнее положение стало проявлением стереотипов мышления, свойственных российским чиновникам. Нам же представляется, что следует воспроизвести американский вариант: председатель фонда и его члены назначаются только президентом РФ. Этот акт консолидирует деятельность и председателя, и членов Совета, способствует повышению их статуса и ответственности. Это очень важно для упорядочения взаимоотношений фонда как с внутренними бюрократическими структурами, так и с внешними организациями. Срок полномочий председателя и членов Совета – три года; более двух сроков подряд занимать эти посты нельзя.

Поскольку ННФ является прообразом для РФФИ, нам необходим краткий экскурс в историю становления ННФ. Итак, принятый в 1947 г. Конгрессом США закон отдавал руководство Научным фондом в руки Совета, сформированного в основном из ученых, которые должны были совмещать членство в данном органе со своей основной научной деятельностью. Отметим, что это императивное требование о совмещении административной и исследовательской видов деятельности прошло все этапы законопроекта. Это требование – единственная и надежная защита от проникновения чиновников на руководящие должности в научной сфере. Предполагалось, что Совет будет назначать исполнительного директора фонда, определять основы научной политики этой организации, контролировать распределение грантов. И директор, и исполнительный аппарат в целом в таком случае был бы ответствен только перед Советом, а не перед правительством. Функции последнего сводились к предоставлению денег.

Президент этот закон заблокировал своим вето, и потребовалось три года, чтобы окончательно отработать принципы взаимодействия. Согласно Конституции, президент США обязан контролировать расходование всех бюджетных средств, на какие бы цели они ни предназначались. Поэтому в итоге назначение директора фонда и 24 членов ННФ при нем стали прерогативой президента. Но члены совета работают в нем, повторим, по совместительству, оставаясь действующими учеными в университетах и исследовательских центрах. Поскольку их, как и директора, назначает президент, они по статусу с ним (директором) равны. Отношения с ним не являются прямым административным подчинением, так что высшим органом управления ННФ является именно коллегиальный орган – совет. Его полномочий вполне достаточно, чтобы научное сообщество через своих представителей – членов совета могло проводить решения, представляющиеся целесообразными и независимыми от политических пристрастий правительства.

За более чем шестидесятилетнюю историю ННФ каких-либо крупных конфликтов между ним и исполнительной или законодательной властью не возникало. Наоборот, бюджет фонда постоянно возрастал, а функции стали несколько шире, чем поддержка только фундаментальной науки, хотя она и ныне остается его главной задачей. Это позволяет сделать вывод о том, что найденный в конце концов механизм доказал свою жизнеспособность.

Теперь вернемся непосредственно к теме нашего анализа. Срок полномочий председателя и членов Совета РФФИ – три года, более двух сроков подряд, по старому уставу, занимать было нельзя. Это максимальный срок. Почему? По всем нормам и критериям психологии научного творчества его превышение грозит ученому, совмещающему исследовательскую деятельность с административной, утратой науковедческого мировоззрения, приобретенного им в течение всей его творческой жизни. Возникает процесс его разрушения, в результате которого приобретается административно-бюрократическое мировоззрение. Происходит это незаметно. Трансформация этого процесса завершается тем, что ученый из адепта науки становится ее «врагом».

Личный творческий потенциал и способ научного мышления – это удивительные продукты научного труда. Как только ученый прекращает исследования или уделяет им недостаточно исследовательского времени, дарование, талантливость, обретенные творческие способности начинают стремительно гаснуть. Образно говоря, наука не прощает измены, она лишает бывшего своего приверженца творческого потенциала и научного мышления, сохранить и преумножить которые можно только одним способом – ежедневной исследовательской работой.

Все вышесказанные меры, направленные в качестве барьеров на защиту РФФИ от наплыва, проникновения чиновников на ключевые должности, не нашли отражения в новом уставе. Напротив, им предоставлена такая возможность. Обратимся к первоисточнику. Итак, два пункта IV раздела нового устава свидетельствуют: «25. Высшим коллегиальным органом управления Фонда является Совет Фонда. 26. В состав Совета Фонда входят 28 членов (не человек, а членов. – А.К.), в том числе представители федеральных органов исполнительной власти, научных, образовательных, общественных и иных организаций, осуществляющих свою деятельность в научно-технической сфере, а также председатель Совета Фонда, являющийся членом Совета Фонда (по должности). Член Совета Фонда не может… входить в состав Совета Фонда более двух пятилетних сроков подряд». В таком составе Совет Фонда никогда не решит проблему компетентности в научной сфере.

Этот Совет по всем признакам сформирован на базе разнородной ментальности, на ее основе взаимопонимания достигнуть невозможно. Между тем члены данного Совета должны обладать единым интеллектуальным менталитетом, основой которого является научного мышление.

Вопреки всем аргументам и фактам, приведенным нами, постулаты об управлении научным фондом, сформулированные в новом уставе, – это апофеоз административно-бюрократического мышления.

Нетрудно составить прогноз, что произойдет с РФФИ в течение двух сроков по пять лет подряд. В соответствии с новым уставом новое руководство Фондом трансформирует принципиально новую для России форму организации научных исследований – РФФИ – в ведомство типа Минобрнауки.

Из нашего анализа логически вытекает следующий вывод. Безраздельное господство административно-бюрократического мировоззрения сковало все организационно-управленческие структуры науки, включая Совет по науке и образованию; превратило эти структуры в непреодолимые барьеры на пути развития науки в России.

Неограниченное господство этого мировоззрения – трагедия российского общества, пока еще неосознанная россиянами. Ее осознание произойдет в ближайшей перспективе, когда намеченная стратегическая цель на 2020 г. – войти в мир высоких технологий – окажется неосуществимой.

Я буду рад, если мой прогноз не подтвердится.

Приложение 4

Краткое изложение концепции
принципиально новой государственной
научной структуры с правами самоуправления

В течение почти двух десятилетий под руководством Минобрнауки РФ происходит процесс деградации науки. Потому что организационная структура министерства архаична. Она находится в состоянии институционального коллапса. Ее невозможно реанимировать, а министерство сделать дееспособным. Создание Совета по науке при Минобрнауки не сделает его дееспособным. Наступило второе десятилетие – оно продолжает оставаться инициаторов конфликтов между наукой и властью. Сам факт существования такого ведомства является абсурдом.

Партнерства науки и власти не было, в настоящий момент его нет, и в ближайшей перспективе не предвидится. Нужна принципиально новая государственная научная структура с правами самоуправления. Иного не дано.

Наука – слишком серьезная сфера деятельности, чтобы ее развитие доверить какому-нибудь ведомству из ныне действующих в России. В составе Администрации президента РФ отдельного структурного звена, управления, которое специально занималось бы проблемами науки как единственной своей задачей, нет. Тогда как потребность в таком административном подразделении, и весьма острая, имеется. Об этом мы, соавтор и я, неоднократно заявляли в печати. Главное назначение этой службы: научную политику должен определять президент страны, а не правительство в лице Минобрнауки и Минфина РФ. Для этого нужно преобразовать ныне действующий Совет по науке и образованию при Президенте РФ, придав ему вместо консультативных властные, исполнительные функции и соответствующую ему же структуру по управлению и финансированию научно-образовательного потенциала. В связи с этим необходимо уточнить название Совета. Наиболее подходящим будет следующее: Административно-научный совет (далее – АН Совет) Президента РФ по науке и образованию, гармонично сочетающий административную и творческую функции. В этом сочетании АН Совет обретет гигантское преимущество в системе управления и наукой, и образованием.

Приблизительная структура АН Совета:

– Управление по научной и технической политике (разработка ее стратегических направлений);
– Управление научно-технологического развития (разработка перспективных государственных программ);
– Управление по развитию научно-образовательного потенциала (разработка и методологическая реализация концепции междисциплинарного образования);
– Федеральный координационный центр по подготовке государственных исследовательских программ;
– Специальный отдел подготовки экспертных рекомендаций по научно-техническим аспектам внутренней и внешней политики для президента и правительственных ведомств;
– Президентский комитет по науке и образованию, функцией которого является принятие окончательных решений по всем завершенным исследовательским проектам и программам АН Совета.

Кто должен и может быть специальным помощником президента Российской Федерации по науке и образованию? В США таким помощником, как правило, является ученый ранга лауреата Нобелевской премии. Это не случайно. Политик и ученый обладают разными интеллектуальными менталитетами. Тандем, президент и специальный помощник, одной ментальности представляет большую опасность для развития науки. Сообщество ученых США рассматривает должность специального помощника президента в качестве ключевой. Назначает на нее крупного ученого президент, оно (сообщество) этого права добилось. Он является гарантом динамичной и эффективной научной политики, потому что является главой государственной научной структуры с правами самоуправления.

В России ситуация иная. Президент на эту должность назначает не крупного ученого, а высокопоставленного чиновника. В результате складывается тандем одной, административно-бюрократической ментальности. Конкретное проявление этой ментальности проявилось в процессе деградации науки*.

Россия располагает уникальным преимуществом: Российская академия наук, имеющая, наряду с результатами фундаментальных исследований, огромный экспертный потенциал, превосходящий аналогичные потенциалы всех вместе взятых исследовательских университетов России. Президент РАН – идеальная кандидатура на должность специального помощника Президента РФ по науке и образованию (по совместительству). Такое назначение сбалансирует ситуацию в сфере научной деятельности, сделает невозможным проявление в этой сфере негативных пристрастий вплоть до министров, окажет положительное воздействие на исследовательскую систему в стране, она станет более динамичной и эффективной.

Президент РАН, ставший специальным помощником по науке и образованию Президента страны, будет вынужден прежде всего заняться серьезной реструктуризацией Академии: освободиться от лжеученых, включая физических лиц, получивших звания академика и члена-корреспондента. Каким способом? Наиболее эффективным – обеспечить все академические институты современным научным оборудованием, приборами и реактивами, необходимыми для исследований. Современная научная инфраструктура – это барьер, преодолеть который лжеученые не смогут. Они просто «выпадут в осадок». Вторая первоочередная проблема, решением которой вынужден будет заняться специальный помощник, - взять под жесткий контроль форсированное формирование современной научной инфраструктуры. Мы привели только два примера, а их много – все они будут решаться на уровне специального помощника Президента РФ.

Необходимо принять закон о национальной (общероссийской) научной и технической политике, ее приоритетах и об организации государственных органов по ее реализации, включая исполнительный аппарат АН Совета с его структурой.

Значимость таких преобразований, если они станут реальностью, трудно переоценить. Это будет прорыв в системе государственного управления.

В Основах-2011 года сформулирована сверхзадача: «Стратегической целью государственной политики в области развития науки и технологий является выход РФ к 2020 году на мировой уровень исследований и разработок на направлениях, определенных национальными научно-технологическими приоритетами, и освоение в Российской Федерации шестого технологического уклада». Это грандиозная сверхзадача (исследовательский мегапроект), решение которой потребует разработки научно обоснованной программы форсированного формирования многофункциональной технологической инфраструктуры. Кроме Российской академии наук, на наш взгляд, никто такой программы разработать не сможет. Россия в создании такой инфраструктуры технологического развития в масштабе всей страны отстала от США приблизительно на 30 лет. Они (Соединенные Штаты) в 1980–1990 годы фактически провели инфраструктурную (организационно-управленческую) революцию. Это обстоятельство позволило стране без труда вписаться в парадигму современного научно-технического развития.

Итак, какой вывод напрашивается из нашего анализа? Без предлагаемых нами преобразований Совета по науке и образованию «стратегическая цель государственной политики в области развития науки и технологий», поставленная в Основах-2011 года, не будет достигнута, а вся наука, в том числе и «научный проект Сколково» будут обречены на деградацию.

А.М. Кулькин,
доктор философских наук,
руководитель Центра научно-
информационных исследований
по науке, образованию и
технологиям ИНИОН РАН


Категория: НАУКА В РОССИИ: ПРОЦЕСС ДЕГРАДАЦИИ ИЛИ ПЕРСПЕКТИВЫ ЕЕ ВОЗРОЖДЕНИЯ? | Просмотров: 325 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0