Кулькин, Анатолий Михайлович

22:00
КЛАССИФИКАЦИЯ НАУЧНЫХ ПАРКОВ

КЛАССИФИКАЦИЯ НАУЧНЫХ ПАРКОВ

Слово «парк» английского происхождения, но давным-давно уже стало интернациональным и употребляется во множестве языков мира. У него несколько значений, два из которых являются основными. Первое – это участок территории с красивым окультуренным ландшафтом, используемый как зона отдыха и развлечений. Второе – это место для хранения и ремонта некоторых видов транспорта (автомобили, трамваи, троллейбусы и т.п.), его скопления. Оба эти значения сыграли, видимо, свою роль, когда впервые слово «парк» было использовано для обозначения интересующего нас объекта. Произошло это в 1951 г. в США, штат Калифорния, округ Санта-Клара, городок Пало-Альто, где расположен один из самых известных крупных американских университетов, Стэнфордский. Сюда после Второй мировой войны вернулся из Гарвардского университета профессор электротехники Фредерик Терман. В военные годы он руководил одним из оборонных проектов, порученных Гарварду.

В Стэнфорде Терман стал деканом инженерного факультета, затем – вице-президентом университета. Именно он подал идею использовать часть принадлежавших университету земель для создания компактной промышленной зоны, куда можно было бы привлечь фирмы электронной и авиакосмической индустрии, сформировавшейся в Калифорнии во время войны и бурно развивавшейся после 1945 г. в первую очередь за счет военных заказов федерального правительства (7, с.312). Территория была выделена и освоена, подведены дороги, инженерные коммуникации, связь, построены и оборудованы удобные промышленные здания, создана инфраструктура сферы обслуживания. Терман называл этот комплекс исследовательским промышленным парком (research industrial park), имея в виду, что арендующие помещения фирмы будут поддерживать тесные контакты с университетом. Название в несколько видоизмененной форме – исследовательский парк (research park) или научный парк (science park) – прижилось и вскоре стало весьма популярным, даже престижным, так что его начали применять часто, широко и несколько вольно, обозначая этим термином, как родовым понятием, большой круг довольно разнородных объектов.

С одной стороны, научными парками называют целые территории – Силиконовую долину, Шоссе-128 и много других районов в США, Цен-тральную Шотландию и Коридор-М4 в Великобритании и т.д. С другой стороны, можно встретить научный парк в виде одного небольшого здания, где разместилось несколько фирм, занятых далекими от основных наукоемких технологий делами. Кроме того, появилось много терминов, обозначающих различные варианты научных парков или близких к ним по замыслу организаций: технополис, технопарк, промышленный парк, инновационный парк, инкубатор. Часто вместо слова «парк» используют слово «центр» с теми же приставками: технологический центр, инновационный центр и т.п. Разнобой в терминологии несколько затрудняет анализ и обусловливает необходимость четкой классификации парков.

Классифицировать можно по разным параметрам – по масштабам, целям, по степени «наукоемкости», по составу участников и т.д. В нашем случае проще всего использовать в качестве основного классификационного признака масштаб, поскольку от него зависят и многие другие особенности, которые при желании можно использовать для выделения подгрупп или подтипов внутри основных группировок. Если воспользоваться таким подходом, то все многообразие парков достаточно естественным образом распределяется по четырем категориям.

I. Регион науки – крупный научно-производственный комплекс с развитой инфраструктурой сферы обслуживания, охватывающий значи-тельную территорию, границы которой приблизительно совпадают с административными границами подразделений типа района или округа. Другими словами, это район или округ, в экономике которого главную роль играют исследовательские центры, разрабатывающие новые технологии, и производства, основанные на применении этих новых технологий. В составе комплекса функционируют: по крайней мере один большой вуз (чаще несколько); исследовательские государственные и частные учреждения национального масштаба; промышленные корпорации или их отделения, специализирующиеся на производстве новейшей наукоемкой продукции; научные парки и инкубаторы с их малыми фирмами, а также малые и средние фирмы вне парков; полный набор учреждений производственного и бытового сервиса, от банков и страховых компаний до театров и стадионов. Регион обладает развитой сетью современных коммуникаций с другими областями страны и международных. В то же время большинство таких регионов являются весьма привлекательными с точки зрения природных условий: красивые ландшафты, водоемы, чистый воздух – важные составляющие «качества жизни», а высокое «качество жизни» относится к числу обязательных условий возникновения и развития региона науки.

Административно-управленческих структур, специально занимающихся проблемами научно-производственного комплекса в регионе, обычно нет, их функции выполняют местные власти. Но существуют многочисленные ассоциации, фонды, группы поддержки и другие общественные организации, обеспечивающие разветвленную и динамичную сеть неформальных контактов и связей, являющихся очень эффективным инструментом развития.

II. Технополис – научно-производственный комплекс с развитой инфраструктурой сферы обслуживания, охватывающий территорию от-дельного города. Другими словами – город, в экономике которого главную роль играют исследовательские центры, разрабатывающие новые технологии, и производства, эти технологии использующие. В составе технополиса функционируют те же компоненты, которые мы отмечали выше для региона науки.

Обычно, говоря о технополисе, имеют в виду город, построенный заново или заметно реконструированный в ходе и в результате развития новых производств. Следует, однако, обратить внимание и на такое понятие, как «размытые» центры высоких технологий, о которых упоминается в одном из отчетов Управления оценки технологий (Office of technology assessement) конгресса США (16, с.68). Речь идет о таких городах, как Нью-Йорк, Чикаго или Филадельфия. Здесь нет специальных «высокотехнологичных» зон, но в рассредоточенной, дисперсивной форме все или почти все элементы технополиса присутствуют. Не будучи собраны на одной территории, они несколько теряются, растворяются в экономике большого города. То же самое можно сказать и о других старых крупных городах большинства стран. В принципе современные средства коммуникаций позволяют объединить разрозненные элементы технополиса в одно целое, и не собирая их территориально, так что можно ожидать появления такого рода «невидимых» объединений в качестве самостоятельных и влиятельных сегментов в конгломератах столичного типа.

III. Научный парк – научно-производственный территориальный комплекс, включающий в себя исследовательский центр и примыкающую к нему компактную производственную зону, в которой на условиях аренды размещаются малые наукоемкие фирмы. Научные парки многообразны и по размерам, и по условиям функционирования, и по составу клиентов-арендаторов, и по другим параметрам. Обо всем этом речь пойдет ниже. Здесь же отметим только, что зачастую вариации терминологического характера (не научный, допустим, а исследовательский парк, технологический парк или даже промыш-ленный) несут определенную смысловую нагрузку. Они обычно отражают некоторый набор требований, предъявляемых к фирмам-арендаторам, чаще всего – тот уровень производственной деятельности, который считается для клиентов данного парка прием-лемым. Теоретически в исследовательских и большинстве научных пар-ков фирмы, как правило, собственно производством не занимаются. Свои идеи и разработки они доводят только до стадии образца, прототипа. Если же переходят к изготовлению серии, то организуют его вне парка на контрактной основе или создают свой производственный филиал. В технопарках не возбраняется мелкосерийное производство, а в промышленных вообще не накладывается каких-либо ограничений на масштабы изготовления. На практике четкие границы между видами производств установить трудно, многое зависит от конкретного вида продукции. Кроме того, коммерческие соображения часто заставляют администрацию парков отступать от установленных канонов, а то и вовсе от них отказываться. Так что если требуется отнести тот или иной парк к определенной узкой категории, судить о нем только по названию нельзя, необходима более полная информация.

IV. Инкубатор – здание или несколько зданий, где на ограниченный срок размещаются вновь создаваемые малые фирмы-клиенты. Инкубаторы часто называют также инновационными центрами. Как правило, они создаются как один из компонентов научного парка, его начальная ступень, но бывает, что организацией инкубатора дело не заканчивается. Таким образом, инкубатор можно рассматривать либо как зародыш парка, либо как усеченный вариант последнего. Задача инкубатора – дать возможность только что возникшей фирме встать на ноги, технически окрепнуть и обрести финансовую прочность, найти свое место на рынке. На это ей обычно отводится 2–3 года, иногда до 5 лет. По истечении установленного срока она должна покинуть инкубатор. Удачливые клиенты, сумевшие хорошо поставить дело, переходят в более просторные помещения либо на территории парка, частью которого является инкубатор, либо вне его. Неудачники просто выбывают из игры.

Изложенная выше классификация построена, как нетрудно заметить, по принципу, близкому к модульному. Основным, опорным «модулем» в этой системе является собственно научный парк, т.е. третья «ступенька» классификации схемы. Поэтому для нее мы и сохранили это ставшее уже классическим название. Основным же данный «модуль» можно считать потому, что в его составе присутствует полный комплект всех необходимых и достаточных для возникновения анализируемого явления компонентов, представляющих науку, производство, сферу управления, финансы. На этом уровне уже в достаточной мере проявляются распределение ролей между перечисленными компонентами, формы и методы их взаимодействия, специфические задачи, решаемые каждым из них. Наращивание, увеличение числа «модулей» и соответственно расширение масштабов компонентов естественным образом приводят нас к технополису, а затем и к региону науки; отсутствие того или иного компонента – к инкубатору или иным «зародышевым» формам. Таким образом, следующим логичным шагом анализа является рассмотрение структуры научного парка, состава и функций его основных компонентов и действующих лиц.

ОСНОВНЫЕ КОМПОНЕНТЫ НАУЧНОГО ПАРКА И ИХ ФУНКЦИИ

Как следует из данного выше определения, физическими компонентами парка являются: территория и здания; научно-исследовательский центр с его потенциалом, кадровым и идейным; промышленные фирмы, реализующие потенциал исследовательского центра в рыночную продукцию; административно-управленческая структура, обеспечивающая функционирование всего комплекса как единого целого; учреждения инфраструктуры поддержки, производственной и бытовой. Однако перечнем физических компонентов весь спектр участвующих в создании и работе парка субъектов не исчерпывается. В него, например, не попадают центральные власти, роль которых достаточно велика, да и органы местного управления совсем не обязательно должны быть непосредственно представлены в структуре парковой организации, хотя по существу без их содействия вряд ли мог возникнуть хоть один парк. Поэтому полезно ввести понятие действующих лиц парка. Их перечень будет отличаться от «перечня физических компонентов» тем, что территория и здания отпадут, а центральные и местные власти добавятся. С функциональной точки зрения все действующие лица можно разделить на две основные группы – спонсоров и исполнителей, имея при этом в виду, что часто одно и то же лицо может выступать одновременно в двух качествах – быть и спонсо-ром, и исполнителем. Начать рассмотрение действующих лиц удобно с исследовательских центров, так как они по сути дела являются главным элементом, ядром всего комплекса.

Роль исследовательских центров

При создании научного парка в качестве исследовательского цен-тра могут выступать высшее учебное заведение (университет), государственная лаборатория или институт, научно-исследовательское подразделение частного сектора, общественного или благотворительного фонда. Самый распространенный и оптимальный вариант связан с университетами, во всяком случае, для США и некоторых стран Западной Европы, где крупные вузы традиционно являются не только учебными заведениями, но и ведущими центрами фундаментальной и прикладной науки; аспирантура, докторантура существуют только в университетах, и только они присуждают ученые степени.

Исследовательский центр является ключевым элементом научного парка просто по определению, это следует из самой идеи создания таких организаций и из тех целей, которые они преследуют. Ведь основная цель заключается в том, чтобы организационными, экономическими, политическими и административными (в хорошем смысле слова) мерами подстегнуть, интенсифицировать процесс разработки и, что еще важнее, реализации новых наукоемких технологий в целях экономического роста. Процесс этот начался не с появлением парков, а значительно раньше и достаточно долго шел стихийно, его результатом стало образование «скоплений», агломераций небольших новых фирм вокруг ведущих университетов. Часть таких фирм приходила со стороны, но многие выделялись из самого университета, были его «отростками» или, лучше сказать, «отпрысками». Лишь на определенной стадии указанный процесс был замечен, оценен по достоинству, стал предметом особого внимания общества и объектом стимулирующей научно-технической и экономической политики на различных уровнях. Но чтобы использовать достижения науки, их нужно прежде всего иметь. Создаются же они в исследовательских центрах, и это само по себе ставит такие центры в положение ведущего компонента паркового комплекса. Сегодня это может показаться несколько странным, но на протяжении длительного времени одним из основных препятствий на пути развития контактов университетов с промышленностью и энергичной коммерциализации научных разработок были сами университеты. Веками складывавшаяся традиция академической свободы и независимости, университетская корпоративная автономия, отношение к занятию промышленностью, а тем более торговлей как к чему-то очень далекому от науки и не слишком достойному, будучи подкреплены щедрым государственным финансированием академических исследований, пожертвованиями благотворительных фондов и отдельных меценатов, собственной финансовой базой, оказались весьма прочным бастионом, не желавшим разрушить барьеры, отделявшие его от внешнего мира.

В 1988 г. один из влиятельных в США экспертов, редактор еженедельника «Science & government report» писал в журнале «Business month»: «Среди специалистов по проблемам промышленности и по проблемам науки существует и растет уверенность в том, что коренной главной причиной недостаточной эффективности экономики США является плохое взаимодействие между фундаментальной наукой и промышленными разработками, между учеными, работающими в правительственном, академическом и частном индустриальном секторах. Наиболее бросающаяся в глаза особенность американской науки – это ее давно сложившееся традиционное деление на три огромных анклава: промышленность, правительство и академия, каждый из которых преследует совершенно разные цели и руководствуется разными принципами и мотивами» (11, с.35). Напомним, что анклав – это замкнутая территория типа феодального княжества, окруженного со всех сторон чужими владениями. И речь идет об американских университетах, все же менее приверженных традициям и более динамичных, чем, допустим, английские и японские.

Преодолевается корпоративная замкнутость академического сектора на протяжении последних десятилетий под давлением общей тенденции к консолидации научно-технического потенциала в национальных масштабах, обусловленной острой конкуренцией на «мировом рынке передовых технологий». Выразителями этой тенденции и инициаторами мер, направленных на сближение и взаимодействие «анклавов», выступают центральные власти, проводящие своего рода политику «кнута и пряника». С одной стороны, они уменьшают порой довольно резко так называемые «общие» субсидии университетам (деньги, выделенные на содержание вуза как такового), а с другой – расширяют финансирование различных конкретных программ совместной деятельности университетов и промышленности. Широко используются такие формы, как предоставление правительством «посевных» или «семенных» денег (seed money), а также «паритетное» финансирование. В обоих случаях правительственные субсидии предоставляются на условиях привлечения к данному проекту дополнительных средств от частного промышленного сектора (при «паритете» – не менее 50%). Весьма эффективным средством вовлечения университетов в процесс коммерциализации результатов ИР является предоставление им права продажи таких результатов, полученных в ходе работ, выполнявшихся на государственные средства (США), или создание специальных организаций-посредников, занимающихся лицензированием университетских разработок (Англия).

В то же время правительства поощряют и промышленность к прямому участию в университетских исследованиях, в том числе налоговыми льготами. К тому же в поддержку «смычки» национальной академической науки и промышленности правительством, средствами массовой информации, различными ассоциациями и группами создавалось широкое общественное мнение, конкретные шаги в направлении сотрудничества и кооперации расценивались как социально полезная, нацеленная на благо общества деятельность.

В итоге на протяжении примерно 70–80-х годов межсекторальные преграды и предубеждения были если и не разрушены, то во всяком случае ослаблены в достаточной для налаживания контактов степени. Вряд ли сегодня в развитых странах найдется вуз, который открыто сопротивлялся бы участию в решении проблем структурной перестройки экономики и ускорении экономического роста. Наоборот, это стало хорошим тоном, достоинством, гарантирующим благожелательное от-ношение государства и общественности. А одной из наиболее очевидных и потенциально эффективных форм доказательства «благонадежности» вуза, его активной общественной позиции стало создание при нем научного парка.

Другое дело, всякий ли университет в состоянии успешно решить такого масштаба задачу. Какими качествами должен он обладать для того, чтобы реально стать центром притяжения и рассадником наукоемких промышленных фирм? Ответ на этот вопрос дала сама история возникновения парков на том этапе, когда они складывались стихийно вокруг Массачусетского технологического института (МТИ) и Стэнфорда в США, Кембриджского университета в Англии, Аахенской высшей технической школы в ФРГ и т.д. Если попытаться собрать в одну идеальную или, лучше сказать, оптимальную модель те признаки, которые обеспечили успех перечисленных вузов в организации научного парка, то их наберется по крайней мере восемь.

1. Высший уровень преподавания тех дисциплин, которые составляют теоретическую основу современных наукоемких технологий, т.е. способность обеспечить подготовку кадров высокой квалификации как для исследовательской, так и для практической работы. Вуз должен иметь репутацию хорошего учебного заведения, быть известен в стране, а еще лучше и за рубежом.

2. Сочетание учебной работы с научно-исследовательской деятельностью, современная исследовательская база, традиция, научные школы, способность работать на передовых рубежах науки, авторитет крупного научного центра, имеющего в своем «послужном списке» открытия и изобретения мирового уровня и масштаба, лидирующего на ряде направлений научно-технического прогресса.

3. Наличие в составе университета факультета (школы) бизнеса или менеджмента, активная связь этого подразделения с деловым ми-ром региона и страны.

4. Традиция деловых и творческих контактов с промышленностью. Мы отмечали выше, что академический снобизм был свойствен большинству вузов и преодолевается лишь в последнее время. Но нет правил без исключения, и многие наиболее сильные университеты, в том числе поименованные выше, всегда занимали достаточно благожелательную по отношению к взаимодействию с индустрией позицию, не избегали контрактных прикладных исследований и других взаимовыгодных форм сотрудничества, благо им было что предложить, и поэтому недостатка в заинтересованных партнерах из мира частного промышленного капитала не ощущалось.

5. Традиция предпринимательской деятельности. Здесь имеются в виду и карьеры выпускников вуза, и работа профессорско-преподавательского состава по совместительству в качестве консультантов, членов правления и наблюдательных советов частных фирм, и общая атмосфера в университете, отношение к предпринимательству, и интенсивность «отпочковывания» от университета небольших фирм. В некоторых университетах, хоть число их невелико, такого рода традиция есть, причем иногда очень давняя. К примеру, первые случаи создания собственных фирм сотрудниками Кембриджского университета относятся к концу XIX в.

6. Наличие свободной территории, принадлежащей вузу на правах собственности и достаточной для строительства научного парка. Хорошо, когда вуз расположен в привлекательной с точки зрения природных красот местности, хотя значение этого фактора, на наш взгляд, часто преувеличивается.

7. Наличие у вуза солидных денежных средств или возможности получить их в кредит на льготных условиях либо иным способом. Заметим, что многие старые университеты являются довольно богатыми учреждениями: владеют большими участками земли, имеют вклады в банках, акции, ценные бумаги и т.д.

8. Присутствие среди руководителей вуза и его профессорско-преподавательского состава хотя бы нескольких энтузиастов создания парка, достаточно авторитетных и умелых, чтобы выдвинуть новую идею, обосновать ее, убедить большинство в целесообразности проекта и добиться воплощения его в жизнь.


Категория: Научные и технологические парки, технополисы и регионы науки | Просмотров: 858 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 5.0/7