Кулькин, Анатолий Михайлович

00:50
Роль исследовательских центров

Перечисленный оптимальный набор признаков в реальных обстоятельствах, применительно к конкретному вузу встречается очень редко. Если он есть, то процессы, которые должен инициировать научный парк, возникают и развиваются и без такового. Реализуется так называемая статичная модель, не требующая от действующих лиц специальных усилий, и в конечном счете обычно возникает технополис или регион науки. Однако в подавляющем большинстве случаев часть предпосылок либо вообще отсутствует, либо выражена слабо, и тогда успех возможен лишь на базе динамичной модели, т.е. в результате активных целенаправленных действий участников предприятия.

При всех обстоятельствах исследовательский центр выполняет в парковом комплексе (самостоятельно или с участием других действующих лиц) следующие функции.

1. Является источником технических идей, реализуемых фирмами – клиентами парка, и в значительной мере кадров, занятых как на этих фирмах, так и в руководстве парком.
2. Выступает в качестве владельца или совладельца парка, как правило, через специально созданную для руководства парком фирму, обладающую всеми правами юридического лица.
3. Проводит конкурсный отбор фирм-клиентов, для чего организуется коллегиальный орган типа консультативного или попечительского совета, тщательно анализирующий заявки претендентов на аренду помещений, оценивающий перспективность и реальность их идей и часто обладающий правом вето на прием.
4. Организует квалифицированную консультативную помощь клиентам парка силами персонала исследовательского центра по техническим, юридическим, финансовым и прочим проблемам. В основном, это платные консультации на контрактной основе, на льготных условиях. К тому же, постоянно общаясь с сотрудниками центра, клиенты имеют широкие возможности и для бесплатных консультаций.
5. Предоставляет клиентам на льготных условиях право пользования библиотекой, лабораторным оборудованием, испытательной аппаратурой, компьютерными мощностями, включая доступ к компьютерным информационным сетям вплоть до международных.
6. Обеспечивает частично или полностью клиентов парка бытовыми услугами, поскольку соответствующие службы уже существуют в центре: столовой, рекреационными сооружениями, залами для совещаний и конференций на тех же правах, на которых ими пользуются сотрудники центра.
7. Нередки случаи, когда университет совместно с другими участниками предприятия создает специальный денежный фонд венчурного капитала, где клиенты могут получить кредит, если им трудно это сделать вне парка из-за высокой степени риска, связанного с перспективами реализации их идей. Иногда фирма, руководящая парком, является одновременно пайщиком части фирм-клиентов и, следовательно, кровно заинтересована в успехе последних.

В заключение оценки роли исследовательского центра уместно подчеркнуть, что некоторый оттенок благотворительности во взаимоотношениях владельцев и руководителей парка с его клиентами не должен никого вводить в заблуждение. Парк – предприятие коммерческое, рассчитанное на получение прибыли и живущее в конечном счете по законам современного рынка, рынка цивилизованного, где помимо конкуренции много общих целей, взаимных интересов и связей, предполагающих и элементы взаимопомощи.

Роль центрального правительства

Центральное правительство является одним из наиболее влиятельных действующих лиц во всех аспектах развития научных парков, хотя в большинстве стран оно не выступает как непосредственный инициатор и участник того или иного конкретного паркового комплекса. Исключение составляет правительство Японии с его программой технополисов, на которой мы остановимся в специальном разделе. Но отсутствие в правительственных программах США, Англии или, допустим, Швеции проектов прямо и исключительно нацеленных на создание парков отнюдь не означает отсутствия помощи центральных ведомств в решении этой проблемы. В специальных программах просто нет необходимости, поскольку существует много других, более широких, под действие которых подпадают и мероприятия, связанные с организацией парка. Сюда относятся и программы поощрения развития новых технологий, и программы содействия кооперации между академической наукой и промышленностью, и программы помощи отсталым или переживающим наибольшие трудности в связи с реконструкцией структуры промышленности районам и городам, и, наконец, весь веер проектов, защищающих и поддерживающих малый бизнес.

В общем, трудно найти такой парк, при создании которого в той или иной мере не использовалась бы государственная помощь. Достаточно указать, что, например, в Великобритании добрая половина научных парков построена так называемыми агентствами развития (development agencies) – государственными организациями, созданными для оказания содействия сельскохозяйственным районам и районам с высоким уровнем безработицы в организации современной промышленной базы (такие агентства есть в Англии, Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии). А первые инкубаторы в США финансировались Национальным научным фондом. К тому же надо учитывать, что помимо помощи паркам как таковым правительство предоставляет льготы и субсидии их клиентам на индивидуальной основе как малым наукоемким фирмам. Среди работающих в парке консультантов обычно бывает специалист, занимающийся только вопросами использования правительственных схем поощрения малого бизнеса, – их так много, что самим предпринимателям разобраться трудно.

Роль органов местного управления

Местные власти повсюду являются активными сторонниками развития научных парков, рассчитывая на их вклад в перестройку экономики на базе новых технологий. Цели парков и местной администрации практически совпадают, а роль последней в решении проблем экономической политики за период 70-х и особенно 80-х годов значительно выросла. Во всех передовых странах в указанные годы наблюдалась тенденция к передаче значительной части функций государства в области регулирования и стимулирования экономического роста от центральных к местным органам управления, которые могут действовать более гибко и эффективно. В США этот сдвиг в политике оформился при президенте Рейгане в так называемую доктрину «нового федерализма».

В других государствах, даже в таких сравнительно «зацентрализованных», как Франция или Япония, те же процессы происходят без помпезного провозглашения доктрин, но в том же направлении. Американские штаты, английские графства, японские префектуры, земли ФРГ и французские департаменты отчаянно конкурируют друг с другом, стремясь создать либо завлечь к себе как можно больше новых предприятий, научных и иных центров, национальных или зарубежных. Чем завлекать? Выгодными условиями экономической деятельности (налоги и пр.), преимуществами близкого соседства с себе подобными (эффект агломерации), красотами природы, если таковые имеются, и качеством жизни (жилье, транспорт, инфраструктура услуг и развлечений).

Наличие научного парка хорошо вписывается в стратегию регионального прогресса (конкретные программы рассматриваются в разделах, посвященных отдельным странам), так что местные власти:

1) поддерживают инициативу создания парка, если с ней выступает университет или другой исследовательский центр, дополняя при необходимости те компоненты, которых недостает у университета (предоставляют участок, частично финансируют строительство или гарантируют заем, передают под реконструкцию старые здания, входят в наблюдательный совет или орган управления парком);
2) при отсутствии инициативы со стороны сами проявляют ее и строят парк, привлекая других участников на паевых началах или на каких-то иных условиях. Встречаются парки, построенные местным органом власти, находящиеся в его собственности и под его управлением (например, в г.Лафборо, графство Лестершир, Англия), но это все же редкость. Чаще всего местная власть выступает в качестве доброжелательного патрона и партнера.

Если же речь идет о строительстве технополиса или о регионе науки, то роль местных властей в такого рода предприятиях становится решающей, на их плечи ложатся основная доля организационной работы и значительная часть денежных затрат.

Роль крупного частного капитала

Технополисов и регионов науки без широкомасштабного участия крупного частного капитала не бывает, да и представить себе такой вариант трудно. Что же касается научных парков в узком смысле слова, то здесь крупным частным фирмам и концернам места не так уж много. С точки зрения вложений в недвижимость парк малопривлекателен, он не соответствует обычным для данной сферы капитала критериям: перспективы быстрого роста арендной платы, быстрое заполнение зданий, отсутствие специальных требований к занятиям клиентов, длительные сроки лизинговых договоров (обычно 21 год) с солидными, прибыльными фирмами. Так что за редким исключением частные фирмы в строительстве парков до недавнего времени не участвовали. Известны лишь немногие парки при исследовательских центрах частных компаний и несколько случаев строительства или финансирования парков банками с рекламной целью.

Другое дело – взаимоотношения крупных фирм с клиентами парка как с конкретными малыми наукоемкими предприятиями. Здесь связи возникают довольно часто. Банки и венчурные финансовые организации кредитуют находящиеся в парке компании на обычных основаниях. Клиенты, добившиеся хороших результатов, часто продают свое дело крупному концерну, который способен поставить производство на широ-кую ногу. Бывает, что концерны покупают не только удачливые, но и обанкротившиеся по причине коммерческой некомпетентности, но создавшие перспективные разработки фирмы и дают им возможность довести свои изобретения до стадии рыночной продукции. В особо активно работающих парках, ориентированных на новейшие технологии, крупные фирмы часто создают свои небольшие отделения или филиалы.

Фирмы – клиенты парка

С точки зрения задач, стоящих перед парком, его клиенты являются главными действующими лицами, их успех определяет успех всего предприятия и в коммерческом плане, и в научно-техническом. Поэтому к претендующим на место в парке фирмам предъявляются определенные требования. Теоретически основной исходный критерий – принадлежность фирмы к категории «наукоемких», разрабатывающих новые технологии и изделия в областях, причисляемых сегодня к главным направлениям научно-технического прогресса (высокие технологии – high technologies) – электронике, компьютерной технике, телекоммуникациях, биотехнологии, новым материалам и т.д. Однако критерий высокой технологичности трудно определить достаточно четко даже применительно к крупным предприятиям, не говоря уже о мелких. В США, например, Бюро трудовой статистики, Управление оценки технологий, Брукингский институт, Институт городских и региональных исследований при Калифорнийском университете, агентство любого штата, занимающееся сбором статистики занятости, – каждая из этих организаций имеет свое собственное рабочее определение термина «высокие технологии». В зависимости от параметров, которыми организация пользуется, к числу высокотехнологичных можно отнести от шести до тридцати девяти отраслей промышленности из поименованных в стандартной классификации с трехзначным числовым кодом (three-digit SIC – Standard Industrial Classification) (16, с.16). Бюро трудовой статистики США, например, считает, что эту категорию составляют три группы отраслей. К первой из них относятся производства, на которых численность «ориентированных на технологию» (tecnology-oriented) работников не менее чем в 1,5 раза выше, чем в среднем по всей промышленности. Во вторую входят отрасли, где отношение затрат на исследования и разработки к чистому объему сбыта в денежном выражении (net sales) по крайней мере в 2,5 раза больше, чем по промышленности в целом. Третья группа – это обрабатывающие отрасли, имеющие показатель численности «ориентированных на технологию» работников такой же или выше, чем средний по всей обрабатывающей промышленности, а показатель отношения затрат на ИР к объему сбыта выше среднего по промышленности в целом.

Естественно, что при отборе клиентов парка никто такими сложными подсчетами не занимается, а просто полагаются на суждение членов наблюдательского совета или иного органа, которому отбор поручен. Совет же заботит не столько «чистота породы» фирмы-клиента, сколько перспективность ее разработок с точки зрения коммерческой, рыночной. На практике именно этот критерий выходит на первый план. В парках с хорошей репутацией, куда стремятся попасть сотни, а то и тысячи начинающих предпринимателей, образуя очередь на прием, есть возможность широкого выбора, что позволяет успешно сочетать оба требования, как «наукоемкости», так и высокой вероятности удачи на рынке. Но очень часто выбор невелик, а то и вовсе отсутствует. Оставлять готовые площади незанятыми крайне нежелательно, ведь надо возвращать затраты на строительство, отдавать кредиты и выплачивать проценты по ним, иметь средства на эксплуатацию. Поэтому среди клиентов многих парков можно встретить фирмы, не имеющие к «высоким технологиям» никакого отношения, как бы широко это понятие ни толковалось. Например, контору архитектора или фирму, выпускающую праздничные открытки и конверты, игрушки.

Есть определенные расхождения теории с практикой и в отношении «происхождения» фирм, населяющих научные парки. Исходная посылка создания парка при исследовательском центре – это создание условий для коммерциализации его фундаментальных разработок, стало быть, основной контингент клиентов должен бы формироваться из числа сотрудников центра, профессоров, аспирантов, просто выпускников (в случае университета). Тем более что, по оценке некоторых специалистов (23, с.81), среди университетских ученых не менее 10–15% являются потенциальными предпринимателями, а научная работа вырабатывает у специалистов ряд качеств, весьма полезных в мире бизнеса. Каких именно?

Во-первых, ученый-предприниматель обладает глубокими техническими знаниями в своей узкой области и в нескольких смежных областях, приобретенными за годы научной работы. Специалисты, ушедшие в промышленность сразу после вуза и занимающие руководящие административные посты, практически не могут позволить себе такую роскошь. Другими словами, ученый-предприниматель гораздо лучше знает продукцию, с которой имеет дело.

Во-вторых, ученый обычно хорошо знаком с методиками анализа числовых данных и компьютерной техникой. Поэтому овладеть финансовой стороной дела, бухгалтерией и маркетингом в масштабах небольшой фирмы для него особого труда не составляет. Правда, для верной оценки ситуации необходим коммерческий опыт, приходящий лишь с годами. Тут ученому для начала нужна помощь, но ее легко можно получить от банка или консультативной фирмы.

В-третьих, современные исследования, как правило, выполняются не одним человеком, а группой специалистов. Руководство такой группой требует способностей и навыков очень близких к тем, что нужны бизнесмену. Разница лишь в степени коммерческого риска – в университете ученый от такого риска довольно надежно застрахован, а в роли предпринимателя – постоянно ему подвергается, так что нужна определенная психологическая перестройка, нужно обрести уверенность в своих способностях на новом поприще. Наконец, в-четвертых, ученый-предприниматель, даже если он формально уходит из университета, сохраняет связи и возможности, которых нет у обычного бизнесмена. Это контакты со своими бывшими студентами и аспирантами, которых можно привлечь к работе на своей фирме или, напротив, использовать в качестве покупателей ее продукции; это лаборатории и библиотека, которыми можно пользоваться бесплатно или по сниженным расценкам; это возможность «держать руку на пульсе» научно-технического прогресса в интересующих областях знаний.

Однако, несмотря на сказанное выше и на своего рода «зеленую улицу», открытую в парках для сотрудников университетов, желающих заняться бизнесом выходцев из исследовательских центров среди фирм-клиентов не так уж много. Например, в Великобритании, по данным Национальной ассоциации научных парков, они составляют около 20% (23, с.48), причем этот показатель колеблется от парка к парку в довольно широких пределах. Подавляющее большинство фирм попадает в парк не из центров фундаментальной науки, а со стороны.

Сделанные выше оговорки не меняют того факта, что в общем и целом «наукоемкий» профиль большинства фирм, попадающих в научные парки, выдерживается. В качестве примера приведем данные о специализации клиентов научных парков Великобритании в 1986 г. Компьютерной техникой занимались 34% предприятий (11 – аппаратурой, 23 – программным обеспечением); микроэлектроникой – 4, приборостроением – 5, робототехникой – 6, электротехникой – 4, медицинским оборудованием – 5, фармацевтикой – 5, тонкими хими-ческими реактивами – 2, механическими устройствами – 4, проблемами окружающей среды – 3, консультативной деятельностью и обучением – 19, оказанием финансовых и других производственных услуг – 9% (23, с.10). Таким образом, от 60 до 70% общего числа клиентов можно отнести к фирмам, ориентированным на передовые технологии. И этот показатель является типичным для всех стран. Помимо «наукоемкости» есть у расположенных в парках компаний и другие характерные особенности. Если сравнить в целом «парковый» контингент предприятий с аналогичными по размерам и профилю деятельности фирмами вне парков, то по данным ассоциации он заметно отличается рядом существенных показателей. На территории парков моложе и сами фирмы, и их владельцы. Около трети предприятий (23, с.33) основаны здесь людьми в возрасте до 35 лет (вне парков – 19%). Среди основателей фирм, расположенных в парках, гораздо выше процент обладателей ученых степеней (52% имеют степень бакалавра и 40% – более высокие степени; вне парков, соответственно, – 41 и 16%) (23, с.34). Рост числа работающих на молодых фирмах парков превышает 100% в год (вне парков – 50%), у них значительно выше затраты на исследования и число фирм, получающих патенты (23, с.52). Но, наверное, самый главный показатель – это низкий уровень неудач и прекращения деятельности в первые годы существования среди клиентов парков по сравнению с предприятиями малого бизнеса в целом. Прекращают свою деятельность всего несколько процентов «парковых» фирм (в Британии, например, около 3%), тогда как для всего сектора характерно «выпадение» основной массы вновь возникающих организаций. В США более 90% всех начинаний подобного рода оказываются несостоятельными в течение пяти лет с момента создания (16, с.130), и это рассматривается как нормальное явление в условиях жесткого естественного отбора. Ежегодно на смену выбывшим приходят десятки тысяч новых. Необычно высокий уровень «выживаемости» малых фирм в парках – это результат действия двух факторов. Первый из них – тщательный отбор претендентов в большинстве парков, а большинство определяет средние статистические показатели. Второй – разнообразная помощь новичкам со стороны администрации парка и спонсоров, особенно помощь в овладении коммерческой стороной дела, оказываемая опытными консультантами. Итак, основными характерными признаками большей части фирм – клиентов научного парка являются: специализация в области передовых современных технологий; молодость, большой удельный вес обладателей ученых степеней среди основателей и сотрудников; динамизм, быстрый рост оборота и числа сотрудников; низкий процент выбывания, прекращения деятельности.

Подытожить общий раздел удобно с помощью схемы. На ней показана типовая модель научного парка, состоящего из управляющей структуры, инкубатора и предпринимательского блока, куда переходят по мере роста обитатели инкубатора или сразу попадают не нуждающиеся в инкубации клиенты со стороны. Кроме того, на схеме обозначены исследовательский центр, при котором формируется парк, и другие «действующие лица», так или иначе принимающие участие в его создании: государственные органы (центральный и местные) и частный сектор с его основными подразделениями. Для государственных органов и исследовательского центра перечислены основные формы их участия в деятельности парка.

Сплошные и пунктирные линии схемы отражают главные направления взаимодействия парка с его внешней средой, причем условно представлены одновременно все возможные варианты, хотя в каждом конкретном парке реализуется лишь какая-то их часть, а не все сразу. Сплошными линиями обозначается движение материальных ценностей, главным образом, денег, капитала. К верхней части символизирующего парк прямоугольника, где перечислены органы управления, подходят шесть таких линий, по одной от каждого из потенциальных учредителей, имеющих возможность действовать по одиночке или совместными усилиями. Эти линии подведены и к отдельным секциям парка, поскольку их обитатели могут быть связаны с банками, промышленными концернами, ассоциациями и фондами не только через парк, но и в индивидуальном порядке, как отдельные самостоятельные фирмы. Точно так же они могут участвовать и в программах центрального правительства или местных региональных программах.

Пунктирные линии отражают движение фирм. Они попадают в парк из сферы науки, из сектора малого и среднего бизнеса и иногда – из крупной промышленности (филиалы, отпрыски). Из научного парка фирмы уходят во «внешний мир», в тот же малый и средний бизнес, а изредка – и в число крупных предприятий, если очень повезет. Уходить, собственно, не обязательно. Если предпринимательский блок парка достаточно велик и естественно смыкается, допустим, с промышленной зоной технополиса или региона науки, то взаимовыгодное сотрудничество парка и выросшей в нем фирмы может продолжаться сколь угодно долго. Важно, чтобы исправно функционировала основная часть «паркового конвейера» – от науки через инкубатор к успешному предпринимательству. Если этот процесс налажен, парк выполняет свою общественную задачу и к тому же, как правило, сам становится прибыльным коммерческим предприятием.

Надо, однако, подчеркнуть, что становление «конвейера» – дело долгое, и ожидать от парка быстрых прибылей нельзя. Обычно зрелость и коммерческий успех приходят лет через 8–10, при особо благоприятных обстоятельствах – через 5–6 лет. Что касается технополисов и регионов – это еще более долгосрочные проекты, рассчитанные на десятилетия. Даже у японского правительства при всей его организованности в решении подобного рода задач только на строительство первого города науки Цукубы ушло около 20 лет.

Перейдем теперь от рассмотрения общих принципов и схем к описанию научных парков в отдельных странах и регионах мира. Повсюду есть свои национальные, а то и местные особенности, которые конкретизируют и одновременно обогащают единые для всех главные закономерности, образуя множество вариантов, учитывающих специфику уровней развития, традиций, структуры экономики и иных условий жизнедеятельности парковых комплексов.


Категория: Научные и технологические парки, технополисы и регионы науки | Просмотров: 609 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0