Кулькин, Анатолий Михайлович

00:58
ПАТЕНТНАЯ СИСТЕМА И ДИНАМИКА ИННОВАЦИЙ В ЕВРОПЕ

ФОРЕ Д.

ПАТЕНТНАЯ СИСТЕМА И ДИНАМИКА ИННОВАЦИЙ В ЕВРОПЕ

(Реферат статьи)

FORAY D.

The patent system and the dynamics of innovation in Europe // Science a. publ. policy. – Guildford, 2004. – Vol. 31. N 6. – P. 449–456.

 

Профессор Д. Форе работает в Швейцарском федеральном технологическом институте (г. Лозанна, Швейцария). Обосновывая значимость темы, заявленной в названии статьи, он отмечает, что за последние десятилетия вопросы интеллектуальной собственности приобрели особую актуальность в связи с ростом их доли в стоимости компаний. Хотя патенты и прочие виды интеллектуальной собственности имеют огромное значение для инновационного и экономического роста, воздействие их на предпринимательскую деятельность в разных странах в высшей степени различно. Особенно слабо оно ощущается в Европе. В предлагаемой статье автор намерен уделить особое внимание краткосрочным и долгосрочным проблемам, с которыми сталкивается европейская патентная система.

Представление о состоянии дел в сфере патентования для крупных европейских фирм можно получить, сопоставляя показатели склонности к патентованию в Европе и США. Соответствующие оценки свидетельствуют: в сфере инноваций продукции показатели соотношения патентоспособных инноваций и числа реально полученных патентов составляют 44% в Европе и 52% – в США; аналогичные показатели для разработки инновационных процессов равняются соответственно 26% в Европе и 44% – в США (с. 450).

Причины отставания европейских фирм специалисты видят в том, что патенты не создают эффективной защиты от возможных имитаций, а сам процесс оформления патентной заявки создает условия для утечки информации, которой могут воспользоваться конкуренты. На причины такого рода ссылались 60% респондентов в ходе специального опроса, проведенного в рамках ЕС (с. 450).

Характеризуя изменения в патентной системе США, автор отмечает, что патентное ведомство этой страны практически отказалось от своей регулирующей роли. До 70-х годов считалось, что патенты «вредны для экономики», поэтому патентные организации расценивались как «отказные офисы». С начала 80-х годов ситуация начинает меняться. Патентные организации стали проводить политику, ориентированную на поддержку инноваций и на привлечение иностранных инвесторов. Соискатель патента, к которому ранее «относились с подозрением», теперь стал «клиентом», а его запросы быстро удовлетворялись с помощью дешевой процедуры. В результате многие исследовательские результаты стали патентуемыми.

Характеризуя проблемы краткосрочной политики в сфере патентов, автор подчеркивает, что сильную патентную систему характеризует высокая степень доверия со стороны исполнителя, который рассчитывает таким путем защитить свое изобретение от имитации. Условия сильной патентной системы предусматривают минимальный уровень правовой неопределенности, минимальную вероятность судебных разбирательств, низкие цены на оформление патентной заявки. Это значит, утверждает автор, что «нынешняя система в Европе не является абсолютно сильной».

В Европейском соглашении о патентах предусматривается, что процедура подачи заявки и выдачи патента является одинаковой для всех стран–членов ЕС. Однако предусмотренные соглашением права в каждой из стран требуется защищать. Так, оформление патента в Европе стоит дороже, чем в США или Японии: соответствующие издержки и выплаты, связанные с процедурой оформления патентной заявки, по оценкам, составляют: в Европе – 49 900 евро, в США – 10 330 евро, в Японии – 16 450 евро (с. 452).

В конце 90-х годов ЕС предпринял шаги по введению единого европейского патента, который имел бы реальную силу во всех 25 странах. Однако до сих пор, несмотря на предпринятые усилия, данная инициатива не была реализована. На пути европатента стоят две политические проблемы: выравнивание национальных судебных систем в странах-членах и языковой барьер. В последнем случае речь идет о снижении затрат на перевод необходимых документов.

Наряду с краткосрочными политическими проблемами, существуют проблемы долговременного характера. Их характеристике автор посвятил особый раздел статьи. Здесь отмечается, что, как свидетельствует американская патентная статистика, за последние десять лет объем патентных заявок и выданных патентов увеличивался в среднем ежегодно на 6%, в предшествующие 40 лет соответствующий рост не превысил 1%. Сходная тенденция наблюдается и в Европе: в рамках Европейского патентного ведомства рост патентных заявок за последние пять лет достиг 10% в год (с. 452).

Продолжение отмеченной тенденции может создать почву для ряда проблем в долговременной перспективе. Среди таких проблем автор выделяет: рост операционных затрат; риск недоиспользования или блокирования ресурсов; приватизация науки; угроза институциональной диверсификации. Наращивание числа патентных заявок и выданных патентов, подчеркивает автор, неизбежно влечет за собой рост конфликтных ситуаций, судебных разбирательств и связанных с этим затрат. Следствием может стать изменение инновационного поведения мелких фирм.

Еще одна проблема долговременного характера – риск недоиспользования ресурсов, такая опасность возможна в ситуации, когда «защитные права» выдаются на часть знаний и на этапе, предшествующем идентификации соответствующего продукта. Рост числа патентов «на фрагменты нового знания» должен неизбежно усложнить проблемы координации, необходимой для того, чтобы заинтересовать исполнителя в разработке нового продукта.

Один из блокирующих факторов, подчеркивает автор, состоит в том, что патентовладелец получает право «на будущие открытия». Такого рода права могут заключаться в выплате роялти от продаж, в выдаче лицензии на будущее открытие, в приоритетном получении лицензии. Указанная система вводилась для того, чтобы дать возможность исследователям с ограниченными финансовыми ресурсами использовать запатентованное ими изобретение, при этом необходимые издержки с них затребуют лишь в том случае, если изобретение даст «производственный результат».

Система такого рода дает право владельцам патента «иметь голос» на всех последующих этапах разработки, даже если они не внесли соответствующего вклада. В данной ситуации возникает угроза недоиспользования некоторых изобретений, в силу запутанных взаимоотношений заинтересованных сторон.

Характеризуя проблему приватизации науки, автор ссылается на мнение экспертов, которые утверждают, что такого рода процессы несут прямую угрозу для форм кооперации и предоставления знаний в сфере фундаментальных исследований. Ограниченный доступ к знаниям и удержание их приобретает разные формы: это может быть отсрочка публикации, засекречивание части материалов или патентов. Особую форму составляет «исключительная лицензия», в рамках которой новое знание продается лишь одной компании. В случае двусторонних контрактов между университетской лабораторией и фирмой можно говорить о «квазиинтеграции», которая разрушает «сферу открытого знания».

Среди потенциальных барьеров на пути формирования патентной системы в Европе автор называет также проблему угрозы институциональной диверсификации. Подобная диверсификация позволяет каждому исследовательскому учреждению выполнять специфические задачи, при этом между ними существует «сильная дополнительность усилий». По мере свертывания пространства государственной науки функции, которые ранее решались в сфере «открытой науки», уже не выполняются на прежнем уровне. Автор утверждает, что данная проблема важна не только для выживания «открытой науки», но и для сохранения патентной системы в целом. Усиленная приватизация может подорвать долгосрочную заинтересованность промышленности. Сценарий чистой замены государственной науки на частную, на взгляд автора, является неточным: известно, что частные компании никогда не финансируют тот тип фундаментальных исследований, от которого отказывается государственная наука.

Существует несколько причин того, почему фундаментальные исследования, реализуемые фирмами, не могут полностью заменить информационный поток от государственных НИИ. Во-первых, компании пытаются ограничить перенос знаний, чтобы сохранить за собой преимущества собственника. Во-вторых, обычно существует значительный разрыв между временем получения ценной информации в фирме и моментом ее поступления в другие компании.

Каким образом должны решаться долговременные проблемы? Ответ на этот вопрос автор представляет в специальном разделе статьи. На его взгляд, следует развивать следующие направления патентной политики: стимулирование доступа к частным знаниям; совершенствование управления патентной процедурой; реорганизация патентных ведомств; пересмотр прав интеллектуальной собственности.

Каким образом можно стимулировать быстрое распространение и свободную эксплуатацию частных знаний в определенных обстоятельствах и для определенных экономических «агентов»? Автор выделяет три основных способа. 1. Обязательное лицензирование – принудительное распространение частных знаний в общественных интересах. 2. Выкуп патентов и использование их в государственном секторе. 3. Ценовая дискриминация. Она используется между потребителями, требования которых «нереальны», и теми, для кого важны гибкие цены: например, низкие цены могут быть предложены для университетских исследователей.

Характеризуя возможные изменения в практике патентных организаций, автор полагает, что было бы полезно подумать о создании новых категорий интеллектуальной собственности (например, «общее благо»), когда обществу необходимо время для изучения легального статуса нового объекта.

В заключение автор отмечает, что институт интеллектуальной собственности переживает процесс перемен. Осуществляется переход от патентной системы, предусматривающей право изобретателя не разрешить использование его изобретения, к такой системе, которая обеспечивает «систематический доступ», сохраняя за изобретателем право на вознаграждение. В меняющихся подходах к патентной системе в Европе придется решать две кардинальные проблемы: повышение эффективности за счет введения единого европейского патента и изучение опыта США.


Категория: ФИНАНСИРОВАНИЕ НАУКИ В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ МИРА | Просмотров: 339 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0